Меню

Блокада ленинграда крысы коты

Кошкоеды: ужасные истории блокадного Ленинграда — ФОТО

1942 год выдался для Ленинграда вдвойне трагичным. К голоду, ежедневно уносящему сотни жизней, добавилось еще и нашествие крыс. Очевидцы вспоминают, что грызуны передвигались по городу огромными колониями. Когда они переходили дорогу, даже трамваи вынуждены были останавливаться, сообщает Day.Az со ссылкой на F4B.

Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «. тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий. »

Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавшую умиравших от голода блокадников. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали. А кошек — главных крысиных врагов — в городе не было уже давно. Их съели.

Немного грустного, но честного

Поначалу окружающие осуждали «кошкоедов».

«Я питаюсь по второй категории, поэтому имею право», — оправдывался осенью 1941 года один из них.

Потом оправданий уже не требовалось: обед из кошки часто был единственной возможностью сохранить жизнь.

«3 декабря 1941 года. Сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно», — записал в своем дневнике 10-летний мальчик.

«Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады», — говорит Зоя Корнильева.

«В нашей семье дошло до того, что дядя требовал кота Максима на съедение чуть ли не каждый день. Мы с мамой, когда уходили из дома, запирали Максима на ключ в маленькой комнате. Жил у нас еще попугай Жак. В хорошие времена Жаконя наш пел, разговаривал. А тут с голоду весь облез и притих. Немного подсолнечных семечек, которые мы выменяли на папино ружье, скоро кончились, и Жак наш был обречен. Кот Максим тоже еле бродил — шерсть вылезала клоками, когти не убирались, перестал даже мяукать, выпрашивая еду. Однажды Макс ухитрился залезть в клетку к Жаконе. В иное время случилась бы драма. А вот что увидели мы, вернувшись домой! Птица и кот в холодной комнате спали, прижавшись друг к другу. На дядю это так подействовало, что он перестал на кота покушаться. »

«У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, мы-то не можем. Вечером мама приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла. Только потом. Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму. »

«В доме во время бомбёжки вылетели стёкла, мебель давно стопили. Мама спала на подоконнике — благо они были широкие, как лавка, — укрываясь зонтиком от дождя и ветра. Однажды кто-то, узнав, что мама беременна мною, подарил ей селёдку — ей так хотелось солёного. Дома мама положила подарок в укромный уголок, надеясь съесть после работы. Но вернувшись вечером, нашла от селёдки хвостик и жирные пятна на полу — крысы попировали. Это была трагедия, которую поймут лишь те, кто пережил блокаду» — рассказывает сотрудница храма прп. Серафима Саровского Валентина Осипова.

Кошка — значит победа

Тем не менее, некоторые горожане, несмотря на жестокий голод, пожалели своих любимцев. Весной 1942 года полуживая от голода старушка вынесла своего кота на улицу погулять. К ней подходили люди, благодарили, что она его сохранила.

Одна бывшая блокадница вспоминала, что в марте 1942 года вдруг увидела на городской улице тощую кошку. Вокруг нее стояли несколько старушек и крестились, а исхудавший, похожий на скелет милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька.

12-летняя девочка в апреле 1942 года, проходя мимо кинотеатра «Баррикада», увидала толпу людей у окна одного из домов. Они дивились на необыкновенное зрелище: на ярко освещенном солнцем подоконнике лежала полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», — вспоминала эта женщина много лет спустя.

Мохнатый спецназ

Как только была прорвана блокада в 1943 году, вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы не могли не выполнить стратегический заказ и наловили нужное количество дымчатых кошек, считавшихся тогда лучшими крысоловами.

Четыре вагона кошек прибыли в полуразрушенный город. Часть кошек была выпущена тут же на вокзале, часть была роздана жителям. Расхватывали моментально, и многим не хватило.

Л. Пантелеев записал в блокадном дневнике в январе 1944 года: «Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей». Килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей. Зарплата сторожа составляла 120 рублей.

— За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, — хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка, — вспоминала Зоя Корнильева.

Прибывшие в полуразрушенный город коты ценой больших потерь со своей стороны сумели отогнать крыс от продовольственных складов.

Кошки не только ловили грызунов, но и воевали. Есть легенда о рыжем коте, который прижился при стоявшей под Ленинградом зенитной батарее. Солдаты прозвали его «слухачом», так как кот точно предсказывал своим мяуканьем приближение вражеских самолетов. Причем на советские самолеты животное не реагировало. Кота даже поставили на довольствие и выделили одного рядового за ним присматривать.

Читайте также:  Приемы борьбы с котом

Кошачья мобилизация

Еще одну «партию» котов завезли из Сибири, чтобы бороться с грызунами в подвалах Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. Интересно, что многие кошки были домашними — жители Омска, Иркутска, Тюмени сами приносили их на сборные пункты, чтобы помочь ленинградцам. Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили город от грызунов, спасая для людей остатки съестных припасов, а самих людей — от эпидемии.

Потомки тех сибирских кошек и по сей день обитают в Эрмитаже. О них хорошо заботятся, их кормят, лечат, но главное — уважают за добросовестный труд и помощь. А несколько лет назад в музее даже был создан специальный Фонд друзей котов Эрмитажа.

Сегодня в Эрмитаже служат более полусотни котов. У каждого есть особый паспорт с фотографией. Все они успешно охраняют от грызунов музейные экспонаты. Кошек узнают в лицо, со спины и даже с хвоста все сотрудники музея.

Источник

Как кошки спасали жителей блокадного Ленинграда

Кошек любят многие. А вот жители Санкт-Петербурга относятся к ним с наибольшим, чем кто бы то ни было, трепетом. Потому что эти милые пушистые создания сыграли немаловажную роль в спасении жителей блокадного Ленинграда.

Голод

8 сентября 1941 года Ленинград был взят в кольцо, началась блокада, которая продлилась 900 дней. Очень скоро в городе стало нечего есть, жители начали умирать… От холода и голода погибли свыше миллиона ленинградцев.

В страшную зиму 1941-1942 годов умирающие от голода горожане съели все, даже домашних животных собак и кошек.

Воспоминания

Блокадник Шабунин В. Ф. : «Мне было 9 лет и 8 месяцев. В блокадном Ленинграде я провел 1 год и 15 дней. Мы были детьми, на долю которых выпало тяжкое испытание. Витаминов не хватало, хлеба было мало. Да и хлебом его назвать было трудно – прогорклая масса, для иждивенцев 125 грамм, для работающих – 250. Зима была холодной. Если мороз в Ленинграде стоял 30°, то в Сибири он приравнивался к 50°. Люди шли, обессилев от голода и холода, останавливались отдохнуть и засыпали навечно. Трупы людей подолгу лежали на улицах, их никто не убирал. Однажды мы поймали кошку, ободрали, сварили и съели. Жира в ней было мало, только тонкий слой на животе. В течение нескольких дней во рту стоял мышиный запах. Ветки смородины стоящей под окном тоже порубили и съели…»

Блокадница Ирина Корженевская : «Внизу, в квартире под нами, упорно борются за жизнь четыре женщины. До сих пор жив и их кот, которого они вытаскивали спасать в каждую тревогу.

На днях к ним зашел знакомый студент. Увидел кота и умолял отдать его ему. Еле-еле от него отвязались. И глаза у него загорелись. Бедные женщины даже испугались. Теперь обеспокоены тем, что он украдет их кота. О, любящее женское сердце! Вот единственный экземпляр на моем радиусе. Все остальные давно съедены».

Поначалу кошкоедов осуждали, потом оправданий уже не требовалось – люди пытались выжить… К началу 1942 года кошек в Ленинграде не осталось и вскоре люди столкнулись с еще одной бедой – крысами.

Враг умный и жестокий

И если люди умирали, то крысы плодились и размножались!

Оказалось, что еды в голодном городе для крыс хватало! Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (ныне проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…»

– Весной 42-го мы с сестрой шли на огород, разбитый прямо на стадионе на Левашевской улице. И вдруг увидели, что прямо на нас движется какая-то серая масса. Крысы! Когда мы прибежали на огород – там все уже было съедено, – вспоминает блокадница Зоя Корнильева .

Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить «пятую колонну», объедавшую умиравших от голода блокадников. Серые твари сжирали даже те крохи еды, что оставались в городе. Кроме того, из-за полчищ крыс в городе возникла угроза эпидемий. Но никакие «человеческие» методы борьбы с грызунами не помогали.

Спасители с дымчатой шерстью

И тогда, сразу же после прорыва кольца блокады 27 января 1943 года в апреле вышло постановление за подписью председателя Ленсовета о необходимости «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек» (дымчатые считались лучшими крысоловами). В ожидании кошачьих вагонов люди с вечера выстраивались в гигантские очереди. Очевидцы рассказывали, что кошек расхватывали моментально.

Л. Пантелеев записал в блокадном дневнике в январе 1944 года: «Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей» (килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей)…

В апреле у кинотеатра «Баррикада» собралась огромная толпа людей. Не ради фильма, нет. Просто в кинотеатре на подоконнике лежала, греясь на солнышке, полосатая кошка с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», – рассказывает петербурженка Татьяна, которой тогда было всего 12 лет.

Читайте также:  Бело серые шотландские коты

Тогда же, по воспоминаниям одной из блокадниц, на городской улице вдруг откуда ни возьмись появилась исхудавшая до костей кошка. И постовой милиционер, сам похожий на скелет, долго шел за ней и следил, чтобы никто не поймал зверька.

– За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, – хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка, – продолжает Зоя Корнильева.

Кошачий призыв

Привезенные в Ленинград ярославские кошки достаточно быстро сумели отогнать грызунов от продовольственных складов, однако полностью решить проблему не могли. Поэтому вскоре в СССР была объявлена еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз котов набирали в Сибири. «Кошачий призыв» прошел успешно. В Тюмени, например, собрали 238 котов и кошек в возрасте от полугода до 5 лет. Многие сами приносили своих любимцев на сборный пункт. Первым из добровольцев стал черно-белый кот Амур, которого хозяйка лично сдала с пожеланиями «внести свой вклад в борьбу с ненавистным врагом». Всего в Ленинград было направлено 5 тысяч омских, тюменских, иркутских котов, которые с честью справились со своей задачей — очистили город от грызунов.

Так что среди питерских мурок почти не осталось коренных, местных. Многие имеют ярославские или сибирские корни.

Однако это не важно. С тех пор к своим котам местные жители относятся с обожанием и трепетом.

Кошкам блокадного Ленинграда посвящается

Когда бессильны были неотложки

И жизнь людская падала в цене

От смерти нас порой спасали кошки

Хоть ничего не смыслили в войне.

Не понимая сущности бомбежки

И птиц стальных, разивших наповал

На страже дома оставались кошки

Когда хозяев их глотал подвал.

Когда ж кончались мерзлые картошки

И еле тлел отчаявшийся взгляд

Все девять жизней отдавали кошки

Хотя, вообще-то, кошек не едят…

Мы их привыкли видеть на обложке

Календаря как «кича» элемент

А мне сдается, заслужили кошки

Хотя бы очень скромный монумент.

Автор стихотворения не известен, произведение опубликовано на сайте: obshelit.ru

В Петербурге на улицах города можно встретить много памятников кошкам. Это дань уважения тысячам животных, погибших в страшные 900 дней блокады Ленинграда.

Использование материала возможно только с указанием активной ссылки на первоисточник (Сайт « СССР. Под знаком качества » ) или ссылаясь на материал в ЖЖ Нюра Шарикова .

Источник



Кошки блокадного Ленинграда

Самым страшным испытанием для блокадного Ленинграда стала зима 1941-1942 годов. В городе практически не осталось запасов продовольствия и топлива. Единственным путём снабжения оставалось Ладожское озеро, но возможности его были очень ограниченными, и уже к 20 ноября выдачи хлеба были сокращены до минимума. Фронтовики получали по 500 граммов хлеба, рабочие – по 250 граммов, остальные категории граждан – по 125 граммов. В городе начался массовый голод, который сопровождался крайне суровыми морозами.

Вымирает всё живое

В ту зиму голодные горожане съели практически всё. Сначала с улиц города исчезли бродячие животные, а чуть позже пришла очередь и домашних. Уже весной 1942 года в Ленинграде не осталось кошек. Были выловлены голуби и вороны. Мальчишки охотились на птиц в скверах и ловили мелкую рыбёшку в каналах и Неве.

В дневниках блокадников упоминается история лишь про кота Максима. Хозяйка кота вспоминала, что их дядя постоянно требовал отдать животину на съедение, но они домашнего любимца отстояли. Так, по всей видимости, на весь Ленинград остался один кот, который проживал в семье Володиных. Кот Максим пережил блокаду и умер только в 1957 году, прожив почти 20 лет. После войны в семью Володиных ходили на экскурсии посмотреть на кота-легенду.

Кот Елисей — памятник в Санкт-Петербурге. Источник: https://www.pinterest.se/

Блокадники рассказывали ещё про кота Ваську, который жил на зенитной батарее под Ленинградом. Этого отощавшего кота привёз старшина расчёта. Под бомбёжками у него выработалось особое чутьё. По легенде, задолго до налёта немецкой авиации Васька предупреждал о нём, и даже направление атаки, при этом советская авиация отрицательных эмоций у него не вызывала. Кот был поставлен на довольствие, а специальный солдат докладывал командованию о поведении хвостатого предсказателя.

Война с грызунами

Как известно, беда не приходит одна. Отсутствие кошек привело к тому, что у ленинградцев появился ещё один враг. Началось нашествие крыс. Очевидцы вспоминали, что грызуны передвигались по городу большими колоннами. Когда они пересекали дороги, даже трамваи останавливались. Этот враг был организованный, умный и очень жестокий… Все виды оружия и даже огонь пожарищ не смогли уничтожить эту «пятую колонну». Крысы заполонили всё и вели себя агрессивно: мешали движению трамваев, нападали на людей, уничтожали последние запасы еды и даже покушались на музеи и дворцы.

Примечательное решение было принято Ленсоветом после снятия блокады: «выписать из Ярославской области и доставить в Ленинград дымчатых кошек». Ярославцы с энтузиазмом помогли – выполнили стратегический заказ и обеспечили необходимое количество пушистого контингента. Именно эти кошки считались в то время лучшими крысоловами. В город на Неве прибыло четыре вагона истребителей крыс, часть которых была выпущена тут же на вокзале, а часть – раздали жителям.

Источник: https://www.pinterest.se/

Ещё одна кошачья партия вскоре приехала из Сибири. Животных собирали жители Омска, Иркутска, Тюмени. Многие усатые «спецназовцы» отправились на службу в Эрмитаж и другие музеи. 5000 котов с честью справились с поставленной задачей – очистили город от грызунов, чем спасли людей от эпидемий.

Читайте также:  Люблю моего черного кота

Российское военно-историческое общество продолжает цикл публикаций к 75-летию снятия блокады с Ленинграда. С нашими публикациями вы можете познакомиться на портале «История РФ».

Источник

Как кошки спасли блокадный Ленинград.

В 1942 году Ленинграду, умирающему от голода и блокады, пришлось столкнуться с еще одной угрозой — крысами.

Это было настоящее нашествие — серые твари совершенно спокойно передвигались целыми стаями — настолько огромными, что даже трамваи останавливались, когда они перебегали улицу.

С ними боролись как могли — от обычного яда до стрельбы из автоматов и даже попыток использовать танки — чтобы раздавить. Но эти умнейшие твари просто запрыгивали на танк и дальше уже двигались сидя на нем.

Никакое оружие не могло справиться с таким умным и организованным врагом — что-бы люди не делали, это не могло остановить полчища крыс пожиравших те жалкие остатки пищи, которые оставались у блокадников.

И была еще одна беда — крысы стали разносчиками различной заразы и над городом нависла серьезная угроза эпидемии.

Помочь полуживым жителям блокадного города могли только кошки. Которых в городе не было. Их попросту съели.

С грустью о горькой правде.

Конечно сначала было очень сильное неодобрение «кошкоедов».

говорил в свое оправдание осенью 41-го один из «кошкоедов».

Вскоре никто уже не спрашивал оправданий — с питанием стало совсем плохо и часто приготовленная кошка могла спасти жизнь семье.

«3 декабря 1941 года. Сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно»

пишет в своем дневнике 10-и летний мальчик.

«Соседского кота мы съели всей коммунальной квартирой еще в начале блокады»

пишет в свой дневник девочка Зоя Корнильева.

«У нас был кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то. Сказала, что в приют, мол, там его будут рыбкой кормить, мы-то не можем. Вечером мама приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я удивилась, откуда у нас мясо? Ничего не поняла. Только потом. Получается, что благодаря Ваське мы выжили ту зиму. »

«В доме во время бомбёжки вылетели стёкла, мебель давно стопили. Мама спала на подоконнике — благо они были широкие, как лавка, — укрываясь зонтиком от дождя и ветра. Однажды кто-то, узнав, что мама беременна мною, подарил ей селёдку — ей так хотелось солёного. Дома мама положила подарок в укромный уголок, надеясь съесть после работы. Но вернувшись вечером, нашла от селёдки хвостик и жирные пятна на полу — крысы попировали. Это была трагедия, которую поймут лишь те, кто пережил блокаду»

запишет в свой дневник Валентина Осипова.

Котята — значит мы победили.

Но были и такие, кто не смотря на голод сумел уберечь и своих пушистых любимцев. Есть свидетельства, как весной 42-го на улицу с котом вышла еле живая старушка. Все спрашивали, как она смогла его уберечь.

Еще одна жительница блокадного Ленинграда рассказывала, что весной 42-го видела на улице очень худую кошку. Недалеко от нее стояли старушки и молились, а совсем худой больше напоминающий скелет сотрудник милиции смотрел, чтобы животное никто не утащил.

Сохранились свидетельства двенадцатилетней девочки, которая в апреле 42-го недалеко от кинотеатра «Баррикада» увидела на подоконнике кошку с котятами посмотреть на которую собралась большая толпа людей. Спустя много лет эта женщина рассказывала: «Когда я увидела этих котят, то поняла, что город устоит и мы победим».

Мяукающий спецназ.

Когда блокада Ленинграда была снята, власти города выпустили постановление в котором писали о срочной необходимости доставить из Ярославля в Ленинград дымчатых кошек — породу которая считалась лучшей для ловли крыс. Конечно же ярославцы не могли не помочь и 4 вагона дымчатых кошек были отправлены в Ленинград.

Некоторых из них отпустили на волю сразу на вокзале, остальных отдали жителям города — пушистых спасителей разобрали очень быстро и хватило не всем.

Л.Пантелеев пометил в своем дневнике зимой 44-го:

«Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей»

А в дневнике Зои Корнильевой можно найти запись:

Килограмм хлеба тогда продавался с рук за 50 рублей. Зарплата сторожа составляла 120 рублей. За кошку отдавали самое дорогое, что у нас было, — хлеб. Я сама оставляла понемногу от своей пайки, чтобы потом отдать этот хлеб за котенка женщине, у которой окотилась кошка

Сибирский десант.

Следующую большую «партию» котов доставили из Сибири — чтобы они уничтожали крыс в подвалах домов и музеев. Причем большинство этих кошек были не дикими а домашними — сибиряки узнав о том, что ленинградцам нужна помощь, сами приносили на пункты сбора своих пушистых питомцев.

Около пяти тысяч котов выполнили поставленную задачу на отлично — Ленинград был полностью очищен от серых крыс, что помогло спасти продукты для людей и не дало развиться эпидемии.

Сегодня в главном музее Санкт-Петербурга — Эрмитаже по прежнему «несут службу» потомки тех сибирских котов — оберегая от грызунов музейные экспонаты. Сотрудники Эрмитажа знают каждого кота по имени и конечно очень о них заботятся.

Ставьте «палец вверх» если статья понравилась и подписывайтесь на МИСТИКА СССР И ЦАРСКОЙ РОССИИ — с нами вы по новому узнаете ее историю и мистические тайны!

Источник