Меню

Кот басе ты знаешь

Кот Басё Светлана Лаврентьева

КОГДА ТЫ ВОЗВРАЩАЕШЬСЯ ДОМОЙ.
ВПОЛНЕ УВАЖАЕМЫЙ ГОСПОДИН.
МАРТ ОБРУШИЛ НАС В ПЕПЕЛ И ПРАХ.
БЫЛ МЕСТОМ — СТАЛ ЭКРАНОМ ПАМЯТИ.
НА ВЕЛИКОМ ВСЕЛЕНСКОМ ТРЕНИНГЕ.
БЕЗРАЗЛИЧИЕ КО ВСЕМУ ЖИВОМУ — ВОТ ИМЯ УЖАСА.
ЖУРНАЛЫ И СПОРТИВНЫЙ ИНВЕНТАРЬ.
ПРИХОДИЛИ СТРАЖДУЩИЕ, ПРОСИЛИ.
ОН ЗАХОДИТ В БАР.
ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ТИШЕ ТИХОГО.
КОТОРЫЙ ГОД ОБ ЭТОМ ГОВОРЯТ.
ВЫЖИВАЕМ НЕ МЫ.
В МОСКВЕ ФЕВРАЛЬ.
ОБМАНЫВАЯ ТЕХ, ЧТО ЛУЧШЕ НАС.
Я ГОВОРИЛ ЕМУ БЕЖИМ, БЕЖИМ!
ЧЕРЕЗ ГОД ФЕЙСБУК.
СЛИШКОМ МАЛО ЖИВЫХ
КОТОРЫЙ ГОД ПОД ОГНЕННЫМ ДОЖДЁМ
СКОЛЬКО РАЗ МЫ ХОДИЛИ С ТОБОЙ ВДВОЁМ.
БЕС КОМПРОМИССОВ
ТЫ СДАЛА, МОЯ ДЕВОЧКА.
ПОЧЕМУ Я ЗНАЮ, КАК Я ТЕБЯ УВИЖУ.
РЕШЕТКИ НА ОКНАХ.
КАКОЕ СОЛНЦЕ ЛОЖИТСЯ В ВОДУ.
И РАЗДЕЛИТСЯ МИР
НЫНЧЕ ТОСТ УМЕСТЕН СОВСЕМ ПРОСТОЙ.
НУ ДАВАЙ СОБЕРЕМ ЭТОТ ГОД ПО КУБИКАМ.
ПАПА, ПАПА, ТЫ НЕ ВИДИШЬ, КАК МЫ ТУТ ТЕРПИМ.
*** (Дом казенный, дорога долгая, карта битая)
*** (ОМ БЕН ДЗА СА ТО СА МА Я. )
ОТ НАПРЯЖЕНИЯ ВНУТРИ ВСЕ ВРЕМЯ КОРОТИТ
УТРО СТАРТУЕТ В ПЯТЬ.
СЛАВА БОГУ, СЛАВА ВЕТРУ И КОРАБЛЮ.
ВИДЕТЬ СВЕТЯЩИХСЯ СЧАСТЬЕМ.
ТОНКИЕ ТКАНИ, ОСТРЫЕ ГРАНИ.
ЕСЛИ ТЫ СЧИТАЛ, ЧТО ТВОРИШЬ ИСТОРИЮ.
ДОРОГИ
КАКОГО, СПРАШИВАЕТСЯ, ХРОНОСА.
ПОЕЗДА И ВОКЗАЛЫ, ЛЕСА И ТРАВЫ.
ПОРА, ПОЖАЛУЙ, СЧИТАТЬ ОБНОВКИ.
Я ОТРИЦАЮ ВСЁ, ЧТО БЫЛО МНОЙ.
ГДЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ СМЕЛОСТЬ.
ПРИВЫЧКА ВИДЕТЬ ТЕБЯ.
Я ОСТАВЛЮ ДЕТАЛИ.
МОЖНО ВЕЧНО СМОТРЕТЬ, КАК БЕЖИТ С ЛЕДНИКА РЕКА.
ЭТО ВСЕ СЕНТЯБРЬСКАЯ СУТУЛОСТЬ.
КОГДА ВЫ ВСЕ УШЛИ.
ОЖИДАНИЕ
БОЛЕТЬ ЛЮБОВЬЮ
ПРИЕЗЖАЙ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРИЕЗЖАЙ.
СМЫСЛ
НЕ МОЯ ВИНА, ЧТО ЗВУЧИТ КИМВАЛ.
*** (Мы молчаньем заслужили заговорить)
ЧТОБЫ ПРОСТО КОСНУТЬСЯ ПАЛЬЦЕВ.
СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ЗНАЮ.
ВОКЗАЛЫ
ОТ ЗАКАТА ДО РАССВЕТА
А ТАКОЙ ВЕСНЫ.
*** (Я покорная глина)
ТЫ ВЕДЬ СЛЫШИШЬ МЕНЯ?
КОГДА В ПЕРВЫЙ РАЗ РАЗЖИМАЮТ ПАЛЬЦЫ.
ДА БУДЕТ ЛЕГКО МНЕ.
В ОКТЯБРЕ
МЫ В ТЕБЯ ВЕРИЛИ.
ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ ЗДЕСЬ.
КУКЛА НАСЛЕДНИКА ТУТТИ
*** (Что происходит?)
*** (мне не больно, мама. )
ОДИНОЧЕСТВО
ИЗ НЕСОХРАНИВШЕЙСЯ ПЕРЕПИСКИ
КАЖДУЮ НОЧЬ МНЕ СНИТСЯ РОДНОЙ КАНЗАС.
СКОЛЬКО В НАС ЕЩЕ ОСТАНЕТСЯ ГОРОДОВ.
О ЧЕМ ГОВОРИТ МНЕ МАРТ.
СЧЕТ
СОН
ЗИМА
ВЕЩЬ
ВЫВОД
*** (ты о ней ничего не знаешь)
ЭТО ЕГО ЖЕНА, У ЕГО ЖЕНЫ.
КОНИ
СОНАТОЙ ДОНИЦЕТТИ ОПЛЕТАТЬ.
НЕЖНОСТЬ В ТОМ.
*** (о прозе жизни)
КАМЕНЬ
Я ПРОПУСТИЛА ЖИЗНЬ СКВОЗЬ ЭТОТ ГОД.
НЕ ХОЧУ
СНАЙПЕРСКОЕ
ВОТ ОНА СТОИТ У ВОДЫ, И НА КОЖЕ ЕЕ ПЕСОК.
ВЕЧЕРНЕЕ
ДА, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ВОТ ТАК И НИКАК ИНАЧЕ.
РИМСКОЕ
Я ПОЙДУ
НЕСЛУЧАЙНАЯ
ТЫ ЗНАЕШЬ.
ТЫ БЕЖИШЬ.
ДАВАЙ СНАЧАЛА ПОГОВОРИМ
А ЕСЛИ ВДРУГ.
А ЗНАЕШЬ, ЧТО-ТО ВЕДЬ В ЭТОМ ЕСТЬ
ЗВОНОК
ЖЕСТОКИЙ РОМАНС
Я КАК TERRA INCOGNITA.
ШИ ПОХОЖА НА ВОЛКА.
ПЕСНЯ КАЯ
BEFORE

Когда ты возвращаешься домой, когда ты возвращаешься домой, когда ты возвращаешься домой — мы будем ждать, мы вымоем посуду, мы чистое наденем и цветы, сиреневые-желтые цветы, которые ты любишь, любишь, ты ведь любишь нас? А за любовь не судят. Сама подумай — разве хорошо, когда искал везде и не нашёл, когда квартира — каменный мешок, и мы на дне болтаемся стихами. Ты приходи, ищи и доставай, ругай кота, сгоняя со стола, и чайник ставь, и говори слова — без слов, ты знаешь, нежность затихает. Как будто был здоров и занемог, как будто мир вокруг — глухонемой, когда ты возвращаешься домой? Где шаг, и смех, и голос твой знакомый? Мы будем ждать, мы наведём уют и музыку любимую твою.
Нам эти расстояния дают, как памятку, что было по-другому.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118051208011

Вполне уважаемый господин, приятель старинный мой
так утомился бывать один, что смерть пригласил домой.
Открыл ей двери своим ключом, зажег в коридоре свет: я не люблю тебя, но при чем здесь чувства, которых нет?
Смерть тихо коснулась его рукой, повесила плащ на гвоздь: я знаю, кто ты теперь такой, да мы не хватаем звёзд.
И дни потянулись за ним — гляди: тягучие, как смола. И был уважаемый господин, и смерть рядом с ним была.
Пришла весна, но не рад весне — пустая, ни дать, ни взять.
И можно было бы жить во сне, но даже во сне — нельзя.
И дверь открыта, и брошен ключ, но не совладать с замком.
Безвыходно: я тебя не люблю и знаю, кто ты такой.
Две щетки и полотенца — два, будильник с утра жужжит.
И смерть не хочет вернуться в ад, а друг мой не может — в жизнь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118041909607

Март обрушил нас в пепел и прах бесконечных сердечных пожаров. То ли шапки горят на ворах, то ли злость исправляют на жалость, души мечутся в поисках средств для спасения собственной шкуры, ретроградный старик во дворе смерти ждёт и задумчиво курит. Я опять просыпаюсь в бреду — каждый март одинаково страшен, если завтра за мной не придут, то придут за добычей постарше, если в списках не хватит имён, мне придётся идти самозванцем, время рукопись старую мнёт и ведёт нас — друг другу сдаваться. Даровит, хамовит, не скорбит этот март о дежурных потерях, фестивалит дурной массолит, ремонтируют выжженный терем, строят планы на чёрном снегу, посыпают песком половодье, я опять чью-то боль берегу, а своя мне приятелей водит. Так и выживем — дни сочтены, за Страстной обещали — воскреснем, постоим у великой стены да сыграем весенние песни, все отстроимся — кто из руин, кто от старого правопорядка. Чёрный снег превратится в ручьи и помчится по бабкиным грядкам.
Аллилуйя, безжалостный март, без пощёчин не помнишь о важном, мы стремительно сходим с ума по заветам и правилам вашим, если нас задержала межа — службу справим и будем довольны.
И закончиться, и продолжать
каждый год
одинаково
больно.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118033104448

Был местом — стал экраном памяти, не город — темный кинозал. Вот здесь мы промолчали в панике, а тут ты лишнего сказал, на этом перекрёстке ссорились, на том — мирились, не простив. В домах дверные петли сорваны — открыто, но нельзя войти. В шкатулках не осталось ценностей, в реке не прибыло воды. Живые и уходим целыми — аминь, спасибо за труды. Шагают дворники оранжево по нашим отпечаткам лап, и если сжечь мосты прикажут нам, то пусть получится — дотла. Так мелочно за что-то держимся, так прячем прошлое в карман, как будто время танцем дервишей не нас давно свело с ума, как будто можно втайне вымолить прощенья горькое вино. Начнется дождь и город вымоет, и так закончится кино.

Баланс терпения и гордости нас до добра не доводил.
Людей с истёкшим сроком годности полезно убирать с пути.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118032009318

На великом вселенском тренинге обучают известным штукам. Силы тяжести, тока, трения мы легко превращаем в шутку, и в омониме, и в аммонии есть божественная задача. Но вот с алгеброй и гармонией постоянная неудача. Я учусь на ошибках истово, только дьявол сомнений ловок. Все пытаюсь проверить истину, но упрямо не верю слову. Ясен ум, совершенны навыки, да никак не собрать частицы.
Или некому падать на руки,
или не за что ухватиться.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118031610118

Безразличие ко всему живому — вот имя ужаса,
ненавидеть друг друга, не говорить за ужином,
ни жены, ни мужа, ни человека — нужен ли
человек другому, если душа контужена?
Окей, Гугл, вот тебе право доступа
ко всему, что я делаю текстом, протестом, воздухом,
без пароля и логина, просто так,
получи ключи от башни еще на подступах,
только не сотри ни единого знака в моем движении,
держи напряжение, не снижай уже его,
из любых положений всегда есть выходы или выдохи,
сисадмин грехи нам прощает, вправляет вывихи,
все мы взрослые олухи, получившие оплеухи
от приемной матери, от жизни или старухи
с косой — откосить бы, да все подсчитаны и отмечены,
искалечены так, что гордиться нечем,
окей, Гугл, выдай мне термин, квалифицируй тени,
измени мое представление о потерях,
выпотроши сознание, занимайся
чем-то действительно важным внутри девайса,
используй нейронные связи, угрозы, фразы,
все, чем ты всегда засоряешь разум, давай сразу
договоримся о точке сборки,
скачивай данные из сердца или подкорки,
ройся в глубинах, не соблюдай приличия,
мигай многоточием, трещи на птичьем,
выбирай источник, чтобы в себе постичь его,
но
ни единого слова
не обезличивай.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118030511789

Журналы и спортивный инвентарь, отцовский «Киев», бабушкин янтарь, альбомы и маркшейдерские карты, открытки, телеграммы, шашки, нарды, и мишка плюшевый, и старый календарь. И мамин шарф — колючий и большой, который от простуды хорошо, и чемодан — коричневая кожа — потертый временем, на каждого похожий, кто с ним когда-то по перрону шёл. И письма — сплошь подтеки от чернил, пластинки — недослушанный винил, и платье детское с пурпурными цветами.
Слезай скорее, побежали к маме!
Скамью поправь, оградку почини.

У нас дедлайн, конверсия, цейтнот, но червь сомнений точит этот код, и в чёрном зеркале не обнаружив средства, на антресоли сломанного детства заглядываем мы который год.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2018
Свидетельство о публикации №118011505325

Приходили страждущие, просили не о мудрости, доблести, чести, силе, не о ветре попутном, огне внутри, об одном молились — ну повтори. Обходили жертвенник, тёрли камень, темноту исследовали руками, укрывали камеры под плащом, на земле царапали: дай ещё. Солнце спать уходит и тени будит, вот сейчас мы круг обойдём — и будет, кто-то встанет за нами — щитом, крылами, ибо мы ни на что не способны сами. Нам бы в новые дали в другой одежде, будет свежая кровь — заживём как прежде, мы не просим о мудрости, чести, силе, к нам спускались ангелы — перебили.
И молчала скала, и земля молчала, ибо тот, кто приходит начать сначала, просит новой правды своей судьбе, ничего не ведает о себе.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117102911959

Он заходит в бар выпить шот перед долгой ночью,
собираясь звонить, разбирается на запчасти.

— Я же знаю, о чем ты молчишь и чего ты хочешь, но я должен быть точным, детка, предельно точным, помаши мне с другого берега, мое счастье.

Бар становится темным, как роща на Черной речке,
на салфетке — какого черта? — не пишет ручка.

— Я вот-вот замолчу, пожалуйста, стань мне речью. Наша вечная служба жестока, но безупречна. Я сейчас разделю нас в тысячный раз — беззвучно.

Между баром и небом — как водится — мост и бездна.
По сигналу злятся алые светофоры.

— Ну же, милая, как мы выживем, интересно? Я опять разведу мосты и не будет места, ни дороги для нас не останется, ни опоры.

Мир встает на дыбы — не мост, а гнедая шельма.
На другой стороне отпускают поводья люди.
Месяц город за горло держит — тугой ошейник —
и быстрее всех задыхаются те, кто любит.

Он идет в свой бар, повышает привычно градус,
предсказав звонок, достает телефон неловко.

— Я хотела сказать тебе правду, простую правду. Знаешь, каждую ночь мы чествуем эту рану.
Но внизу, у причала,
всегда
остается
лодка.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117101003758

Все должно быть тише тихого — только так. И ни слова о том, какой здесь ангел или мудак, ни скриншотов, ни фотографий, ни смс. Всех, кто дорог, — храни в покое, во тьме, в уме. Не показывай миру лишнего — мир упрям, он потребует то, о чем ему говорят, он разделит с тобой твое счастье, твою беду, а потом будет поздно — и важного не найдут. Есть закон притяжения — мысли, людей и дни мир в себя впитает, запомнит и сохранит, растворит в себе соль земную, любовь и боль — что ты будешь делать, что заберешь с собой? Все должно быть тихо, мой Свет, ни в одном окне не оставь огня для тех, кого рядом нет, для льстецов, страдальцев, фолловеров, ловкачей.
Все должно быть тише тихого. Ты ничей.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117081705219

И снова Персеиды, говорят, который год об этом говорят, они над каждым августом горят — не звукоряд, но огненные знаки. И в августе — который год подряд — восторженными полнится отряд, как будто не дожить до сентября, великого падения не зная. И каждый ждет, что дождь изменит все, что звездопад вернется и спасет, янтарный мед из поднебесных сот — мерцающие медленные капли. Равнинный житель, горный новосел — гадают, что им небо принесет, и млечное вращают колесо и к метеорам тянутся руками. Шумит река, и каждый строит плот, что время наконец переплывет, но, мысленно орудуя веслом, в течение идет, боится бури.

И снова Персеиды- повезло, летит на землю битое стекло,
небесный Пес отряхивает блох, Хозяин усмехается и курит.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117081209599

Выживаем не мы. Расстояние в тысячу сцен говорит: не сыграешь иного, не слыша душой. Кто не видел лица и того, что менялось в лице, ничего не оставил себе, никуда не пришел. Торопись, поспеши – от иллюзий до чистой воды есть десяток дорог, выбирай покороче- пора. Отпусти меня, друг, и спасибо тебе за труды. За свободное завтра, но больше – за наше вчера. Если помнить о том, что давно не бывает чудес, станешь неуязвим для огня и серебряных пуль.

Тишина обрекает: придумано больше, чем есть.

Потому самолет – самый быстрый и правильный путь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117032702814

В Москве февраль, и нищенки в снегу, песок и пепел, сонная Тверская. Как долго я тебя не отпускаю, как слишком быстро отпустить могу. В Москве февраль, гидрометцентр врет, мы не готовы к утренней метели, мы не хотели так, не так хотели, но нам не совладать с календарем. Мы будем врозь, канатам вопреки, мы будем врозь — чем дальше, тем сильнее та воля, от которой цепенеют, едва рука касается руки. В Москве февраль, vivat ему, vivat. Идти без направления и цели, нести свои разорванные цепи тому, кто сможет их перековать.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117022404340

Обманывая тех, что лучше нас, умеющих писать о невозможном, мы нынче молчаливы, осторожны — не стали разбираться, чья вина. Мы разошлись /опять аэропорт/ не потому, что куплены билеты. Какой резон сейчас идти по следу, когда давно проигран этот спор? Мы отказались выйти за черту, сойти с ума, слететь с привычной трассы. Любимая, мы не теряли разум, поэтому рождаем пустоту, не исчезая вместе по ночам, не разбивая время общим пульсом. Отступники – нам в каждом слове пусто. Все громче получается молчать.

Вернись домой, включи Rene Aubry, открой окно – на западе граница.

Нам ничего иного не приснится. Пока мы об ином не говорим.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117020800281

Я говорил ему: «Бежим, бежим!». А он, как есть, остался — недвижим, не вырос, не уменьшился, не умер. Все то же пьет и добавляет лёд, и лишнего от жизни не берет, но — как всегда — не добирает в сумме. Мы с ним сидим, а небо головой качает над московской мостовой, роняет снег на лацканы высоток. Бог стар и сед и не запомнит всех, он так устал от писем и бесед — вот-вот опять впадет в февральский сопор. Благослови, отец, отличный шанс — сорваться с места, вырасти, дышать, любить цариц и разделять их ложе. Я говорил ему: «Бежим, дурак, держи дары: свобода, город, знак». Но он упрям, и в этом мы похожи.

Вот он стоит, стоит, а я бегу, и оставляю память на снегу — следить за тем, кто не пойдёт и сгинет. Дышу, люблю, прощаю и расту, и город поднимаю в высоту.

Зову других бежать.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2017
Свидетельство о публикации №117020104930

Через год фэйсбук напомнит тебе о том, как за пятым перекрестком менялся тон, за кольцом теплели ладони, рождался смех, а за городом ты, наконец, исчезал для всех. У подножия гор обычно включали джаз, рассуждали о Доне Хуане, Иуде, Джа, пили кофе, целовались — горчит во рту. Знали, что увидим, чуяли за версту. Где-то на перевале молчали в густой туман и включали дальний, сходя в тишине с ума, находили песни, ставили на repeat и спасались тем, что музыка говорит. После видели берег, ночные его огни, и учились верить, что мы на земле одни, пили красное, ели острое, шли наверх, принимали любую из обнаженных вер. Через год мы все потеряем и станем всем, нас покажет нам великая нейросеть, нас догонят наши маршруты и адреса. Ради этого стоит из прошлого написать. Если ты потеряешься, я тебе помогу, брошу хлебные крошки в адресную строку, на полях оставлю заметки, в словах — следы.

Через год по ним мы выйдем из пустоты.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116122602400

В этих тесных кафе, где на стенах дешевые фото, где случайные мы заполняем вечерние ниши, судьбоносные вещи становятся выцветшим фоном, и последнее слово на фоне считается лишним. Как деталь интерьера – портьера, картина, подсвечник, как плохое меню и остывший нетронутый кофе, пропадает все то, что нам было даровано вечным, — значит, самое время молчать о своей катастрофе. Мы друг другу сегодня мечи, ягуары, берсерки, так стремительно время меняет знакомые лица. Если есть черный ящик у памяти в тайном отсеке, если есть хоть секунда, любимый, успей сохраниться. Черт с ним с именем, с местом, с людьми, не идущими в книги, от лукавого глаза укрой только тексты и четки.

После нашей войны ничего никогда не возникнет.

Слишком мало живых, если ты понимаешь, о чем я.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116122010956

Который год под огненным дождем идем с тобой и от себя идем, гало-эффект, причудливые тени, фонарь-аптека-улица-ступени. Вооружен, но не предупрежден наш город, погрузившийся во тьму, забравший нас с собой – хвала ему – иначе чем нам было бы гордиться? У нас такие ангельские лица, в аду нас обязательно поймут.

И шли, и шли, и говорили так, и каждый был провидец и дурак, и все сбывалось, как и обещали, и обрастали песнями, вещами. Отдай колечко, разожми кулак.

И шли, и шли, и вот настал предел страданиям и прочей ерунде, аптеке, аду, улице, погоде. Отныне этот текст нам не подходит, он многого от авторов хотел.

Поэтому под огненным дождем мы никуда сегодня не идем, фонарный нимб, спокойствие святое. И город больше ничего не стоит, он безоружен, но предупрежден. Хвала ему, и вам, и тем двоим, вот третий Рим, второй Ершалаим, и семь холмов для сорока поклонов.

Столбы вбивают ямбом, безусловно.

Отмучайтесь. Потом поговорим.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116111700355

Сколько раз мы ходили с тобой вдвоём по тропе, огибающей водоем, фонарями скрепляющей ровным швом моё сердце с тканями твоего? Но финал предсказуем, сюжет не нов, рвется самое прочное полотно, и стоят фонари, и тропа в огне, и другие люди идут по ней. Только в памяти дней остаешься ты, в этом нет ни умысла, ни беды, есть другое небо, другой закат и ни шанса нам повернуть назад. Предсказуем финал и сюжет не нов, удивительно счастье свободных снов, удивительны дети, песок, вода. Удивительна музыка — как всегда. Ничего никогда не бывает вдруг, я прилежный ангел и демиург.

. чем мы дышим, свет мой, о чем поем, сколько тысяч лет не идём вдвоём?

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116101700511

Ходи пешком, избегай аварий — извечный страх умереть в борьбе. Бес компромиссов весьма коварен, он знает, что предложить тебе. Давай без жертв: не порвутся жилы, не будет ада на входе в рай. Бери сценарий, в котором живы, учи безропотно да играй. Своим бессилием обольщайся, дыши спокойно, не чувствуй боль. В твоем понятном мещанском счастье бес компромиссов – верховный бог. И что с того, что хотелось биться, любить красавиц, творить миры?

Бес компромиссов меняет лица у тех, кто выпадет из игры.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116072610156

Ты сдала, моя девочка. Видеть это немного странно. В твоей матрице Бог не терпел никакого сора. А теперь тебя, сидящую у экрана, уменьшили до размеров его курсора. Управлять тобой – чувствительные тачпады выдают ошибку, стоит ли тратить силы? Если ты обо мне – то мне ничего не надо, я давно уже ни о чем тебя не просила. Ты сдала, моя девочка – карты, пароли, явки, не осталось в руках ни козыря, ни билета. То ли свет теперь нам кажется слишком ярким, то ли лето на этой точке уже не лето. Дело стоило миль, и времени, и заката, что за сутки случился дважды, меняя лица. Ты сейчас обо мне. Но мне ничего не надо.
Это повод попрощаться и обнулиться.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116072410173

Почему я знаю, как я тебя увижу, несмотря на то, что зрению я не верю. Я ведь чертов кинестетик, мне надо ближе, у меня же голос крови, повадки зверя. Мне совпасть до самой сути — в одно касанье, чую алчущих и плачущих, духом нищих. Только мы себя уже сотворили сами и сейчас неумолимо друг друга ищем. Время ставить мир на карту и брать билеты, выйти утром в геометрию трех вокзалов.

Полагаю, все случится в начале лета.

И совсем не так, как я тебе написала.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116052200669

Решетки на окнах комнат, которых нет. Замки на дверях, в которые не стучат. Мама, родная, если ты веришь мне, просто коснись крылом моего плеча. Выйти в измученный город — фонтан, скамья, желтой весной болеющие цветы. Жизнь ничему не учит таких, как я. Боль никогда не лечит таких, как ты. Все мы травматики, мама – удар, ушиб, память — сплошной несросшийся перелом. Мой сын по ошибке рожден от другой души. Мы встретились, мама, нам все-таки повезло. Раной в живот — пронзительной, ножевой — алое солнце сгорает в пустом дворе. Ради себя мучительно быть живой. Ради других не сложно и умереть. Я бы хотела у моря встречать рассвет, смотреть на небо, греться в его лучах.

Но держат решетки на окнах, которых нет. Замки на дверях, в которые не стучат.

Текст для проекта «4 вечера»
http://tovancheva.ru/vecher-tretij-20-fevralya-2016-g/

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116022801536

Какое солнце ложится в воду, какие тени идут по дну. Я изменяю свою природу- мне нужно плавать, но я тону. Касаюсь дна, отпускаю камень, терзаю землю — прими, прими. А люди ловят меня руками, но мне опасно играть с людьми. И поздно плыть, и не стоит верить, погасли старые маяки.

У рыбы, выброшенной на берег, становятся крыльями плавники.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116020100012

Видишь мох на камне, и дерево под ногой, видишь сквозь людей и мимо летящей пули. Это кто-то мудрый сделал тебя другой, чтоб тебя не узнали, не выпили, не вернули. Походи с мечом и с колоколом в груди, научись бесшумной быть и не ждать удачи. Выбирай из тех, кто долго идет один, потому что они не смогут уже иначе. Не даруй напрасно пламени и воды – кто достоин, сам найдет для себя спасенье. Обрети себя, учись заметать следы, будь всегда ни с кем, когда говоришь со всеми. Овен сменит рыб, проснется в земле трава, что искала во тьме, весной, наконец, обрящешь.
И пойдешь на север.

И разделится мир на два.

Ты не будешь знать, какой из них настоящий.

Читайте также:  Кот лижется когда есть

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2016
Свидетельство о публикации №116011603118

Нынче тост уместен совсем простой, слава богу, что не дрожит рука. Взять бы пленку, сесть за монтажный стол, аккуратно вырезать этот кадр. Потерять его, как лихой билет, вдоль по теплой памяти полоснуть. Склеить так, чтоб сразу – из прошлых лет выйти в нашу будущую весну. Затянувшийся дубль, пустых листов скучный шорох, переходящий в гром. Кто добавит яркости и цветов в этот умирающий монохром? Кто напишет титры и скажет: «Все»? Год застыл на экране в немом кино. В зале обесславленный режиссер, за экраном – белое полотно. Этот год прошел, не твоя вина, даже боль уже превратилась в фон.

Господа, пора, фейерверк, финал. Скоро станет светло, выходите вон.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115122907904

Ну давай соберем этот год по кубикам – в пирамиду потребностей и потерь. Понимаем, что счастье никто не купит, но все равно продолжаем его хотеть. Прозреваем, утрачиваем иллюзии, постигаем истину день за днем. Счастье очень опасное, я боюсь его. Если ты не о счастье, то я – о нем. Нам бы стать другими – спокойней, проще ли, не горели б в памяти до сих пор крепкий кофе, мороз, суета на площади, эскалатор, поезд, аэропорт. Нам бы стать другими – каких невидимо, совпадать, не думать, чеканить шаг. Но Господь снимает такое видео, что никто не хочет ему мешать. Треугольник вписан в окружность намертво, золотое сечение – как печать. Кто-то мудрый отчаянно спорит с нами, и ты не знаешь, что ему отвечать. Все стоит на крохотном основании – нулевой километр, земля, кружись.

Этот год меняет свое название, мы хотели про счастье, а он – про жизнь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115121610082

Утро пахнет поджаристыми коржами,
Отец выходит из спальни в одной пижаме.
Мать говорит: «Не бойся, я тебе новеньких нарожаю. (с) izubr

— Папа, папа, ты не видишь, как мы тут терпим. Ты себе придумал кущи, сады и термы. Нас не помнишь поименно, не знаешь в лица. Тебе есть, о чем подумать, чего стыдиться. Ты являлся старикам, морякам, солдатам, посмотри на нас — ведь нам ничего не надо, я пою себе, но песня моя все тише: «Папа в космосе, когда-нибудь он услышит».

— Я б вернулся, да на землю не взять билета. У меня здесь вечный праздник, господне лето. А у вас внизу поземка метет дорогу. Вот ты дочь моя — а что в тебе есть от Бога? Ты звенишь, звенишь, подобно пустой посуде. Родилась в России, живешь во блуде. Может, ты не моя, а вовсе того мерзавца. Мне врачи сказали, лучше бы отказаться.

— Мы же можем все исправить, послушай, Отче. Если бы ты меня любил, я бы пела громче.

— Я б любил тебя, писал для тебя скрижали. Но за тридцать лет мне новеньких нарожали.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115120808605

Дом казенный, дорога долгая, карта битая, за свободой длится очередь обреченная. Мы на небо, как обычно, пришли убитыми. Нас сжигает жизнь иная глазами черными. Она ангелом сидит, и лик так светел ее – засмотревшись, не ослепнуть бы от сияния. «Ну, сдавайте, что ли, ваше десятилетие, долгий акт гражданского состояния». Нам бы выйти — стекла выбить, решетки вынести, трижды плюнуть, растереть, позабыть неладное. Только стены в этой комнате в желтой извести, да и в воздухе, как водится, пахнет ладаном. Вот сидим, в зрачки ей смотрим – и ум дурманится. Подписать, оставить паспорт, забыть, что видели. Нас вдвоем похоронили – какая разница. Воскресят поодиночке в святой обители.
Я о чем? Да разберись… Суета и улица. Гимназистки, юнкера, вызывай извозчика. На крыльце другие, юные, все целуются.
А мы даже не простимся без переводчика.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115111800044

Где-то в Питере женщина нянчит фото своих внучат, кутает имя сына в платок тоски. Собираются ламы в круг и молчат, молчат. На Ладожском озере старец заходит в скит. Седой индеец спешит по листве к костру, колокола под небом — как нотный ряд. В сибирской тайге стоит одинокий сруб, свеча горит, и больше не говорят. Знал ли ты, Отче, что время придет вот так — ни круглой даты, ни падающих комет. Земля устала от тех, кто умел летать, ты отвернулся — и подоспела смерть. Кто тебе братом был, кто объяснил всему светлому воинству, что наступает час, когда наша вера несется сквозь эту тьму — 4 минуты, Отче, пора встречать. Вы все промолчите. Стенай или не стенай, мы на земле давно проиграли спор. Это у вас Непал, Валаам, Синай.

А здесь один бесконечный аэропорт.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115110107157

От напряжения внутри все время коротит. Какой-то сбой, неровный ритм, хронический ринит, неяркий свет, опасный треск, брожение в умах. И почему ты жив и трезв, когда вот-вот зима? Пора бы выбить эту спесь и сбросить эту прыть. Ты не успел, ты вышел весь – ты вышел из игры, из сумрака, в другую дверь, не выяснив, где звон. Не в параллельные миры, а просто – вышел вон. Сиди, смотри: твоя стена, твой маленький китай. Она другому суждена, а ты – Шалтай-Болтай, за ней – придворные и свет, и прочие князья. А у тебя ответа нет и подсмотреть нельзя. Сейчас бы оказаться с ней на том краю страны, скорей уснуть и в этом сне свалиться со стены, и выйти в поле – красный мак и вересковый мед. И рожь, ведь без нее никак – она кругом растет. Сейчас бы встать и на коне скакать во весь опор, и жить во сне, любить во сне, и выстрелить в упор в того, кто ходит за стеной с часами на груди и хочет нам судьбы иной, пытаясь разбудить. Но вот беда, течет вода из крана в водоем, и мы не снимся никогда, ведь мы не спим вдвоем. Мы даже порознь не спим, обмануты судьбой. Жестокий мир, осенний сплин, часов тревожный бой.

Я равновесие держу, но все сильнее крен.
Представь себе, какая жуть – проснуться в октябре.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115101502427

Утро стартует в пять, такого не было никогда, особенно в августе – месяце переспелом. Время дегустировать вина и города, уезжать туда, где женщины и вода, но я ничего из этого не успела. Я застрявший между мирами путник, невоплотившийся человек, просыпаюсь рано, не ведаю, что к чему. Яблоки падают и катятся по траве, их наполняет янтарный свет, только с ним и ходить сквозь тьму. Где ты, память, сохранявшая до поры всех, кто был со мной, оставлял в моем сердце часть? Я не стану до последнего и навзрыд, не желаю ни сражения, ни игры, я устала говорить и не получать. Утро стартует в пять, такого не было сотни лет, дни должны проходить в молчании и трудах. Все меняется, и об этом нельзя жалеть.
Яблоки светятся – крупными звездами на столе.
Персеиды, кем-то сорванные в садах.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115081606989

Слава Богу, слава ветру и кораблю, слава киндзмараули в моем бокале. Я сижу на террасе города , я никого из вас не люблю, как бы вы меня в обратном ни убеждали. Смотреть, как солнце ложится лицом в траву, как ярки наряды девушек на аллеях. Забывать вас — та еще мука, по существу, но я никого отныне не пожалею. Какой бесконечно прекрасный идет июль, какие рассветы, кровь в хрустале востока. Я знаю, что никого из вас не люблю, я заплатила — даже не помню сколько. Но важна ли цена, когда получаешь мир, открываешь глаза и видишь каждого, кто не тронут нашей проклятой любовью, не случающейся с людьми, состоящей из импульсов и нейронов. Слава Богу, слава ветру и кораблю, слава свободным снам и грузинским винам.

Небо, ты слышишь, я никого из них не люблю.

Я больше не существую наполовину.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115071302974

Видеть светящихся счастьем, — в соленых брызгах, в свете ночных фонарей, в васильковом поле. Где бы вы ни были, видеть, на этот вызов не отвечать себе ни тоской, ни болью, воспринимать — как должное, по заслугам, быть в стороне, в опале, в своей пустыне. Переворачивать камни, идти за плугом, ждать, когда на рассвете песок остынет. Что я здесь делаю? Ветер сухой и жаркий, здесь не растет давно никакое семя. Но есть горизонт, и мне никого не жалко, есть горизонт, и я расстаюсь со всеми. Ибо за ним — оазисы и приливы, нездешнее небо, его неземные птицы.

Счастье мое осторожно и терпеливо.

Мы с ним договорились не торопиться.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115061905708

Тонкие ткани, острые грани, море — живая ртуть. Слово умеет так тонко ранить, что ядом горчит во рту. Смелость ли, дерзость, такая пропасть — впору в неё шагнуть. Вот, посмотри, умирает робость оставить меня одну. Вот, посмотри, созревает смелость тебе говорить: «иди». Души как души, а это тело, и телу не запретить. Низменны страсти, низки пороги, прост поворот ключа. Если мы будем тревожить многих — научимся отличать. Небо от фальши, огонь от лести, космос от суеты. Мы навсегда остаемся вместе, ибо всегда просты, мы первородны, едины, вечны где то в других мирах. Мы знаем, что истина — этот вечер, а все, что за ним — игра. Тонкие ткани, острые грани, море — металл луны. Слово умеет так больно ранить, поэтому мы должны быть осторожны — отмерить дозу, выждать условный час. Слово по капле идет подкожно и разделяет нас. Однажды мы встанем в чужих рассказах, с кем-то из прошлых снов. Мы не теряем ни страх, ни разум, не рушим своих основ. Просто приходит пора открыться тем, кто стучал в окно.

А наша любовь продолжает биться морем у наших ног.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115060809667

Если ты считал, что творишь историю, прочитай внимательно наш роман. Мне уйти из него ничего не стоило, а тебе остается сходить с ума, ибо главы рассыпаны, перемешаны, все герои – предатели и лжецы. Почему я всегда воскрешаю нежностью тех мужчин, что годились бы мне в отцы? Кто и кем спасен от жестокой памяти, кто кого оставил на берегу? Я же помню, как ты просыпался в панике, я же каждую боль твою берегу. Кроме страхов, выпущенных придворными, по покоям рассыпанных, словно яд, ты ничем не владеешь – меняй короны, но драгоценные камни не говорят. Говорят только те, кто владеет голосом – останавливать кровь, призывать рассвет. Я умею быть рядом с тобой и порознь, на любой вопрос находить ответ. Это я писала тебя – счастливого, облекала каждое слово в плоть. Я пряду эту нить, бесконечно длинную, мне бы только пальчик не уколоть. Сказка сказке рознь, рука ведущего создает дороги в других мирах. Только ты — иллюзия всемогущества, за нее не стоило умирать.

Завтра будет день – непременно пятница, раскаленный воздух, песок в горсти. Я умею строить такие матрицы, из которых выхода не найти.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115040207870

Есть такие дороги, что прочно вошли в привычку – не нарушить маршрута, не выйти за горизонт. Если кто-то из этого списка тебя не вычел, самому с пути сворачивать не резон. Привыкаешь к ландшафту, до знаков известны мили, разминувшимся встречным безропотно смотришь вслед. Потому что они об этом тогда просили, отправляя тебя кружить по своей земле. Проживать привычно шоссе, автострады, песни бесконечных дорог, что берут города в ночи. И смотреть в темноту до боли в глазах, до рези где-то в сердце, которое нынче не так стучит.

Нажимаешь на тормоз, колеса ласкают гравий, от дороги удаляешься не спеша.

Исключения состоят из знакомых правил, которые ты решаешься нарушать.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115031211267

Какого, спрашивается, хроноса мы все тут ждем на пороге вечности? Мир разделен на простые полосы, на белых будет любовь просвечивать. Чего нам стоит – шагнуть на чистое, смотреть, как свет наполняет комнаты? Пока я делаю шаг, молчи со мной, мы все хотим получить искомое. Такая точная арифметика, такая правильная пропорция, бутоны цветика-семицветика не распускаются здесь без солнца, но… давай представим, что время кончилось, часы разбиты, бумаги скомканы, мы столько вместе на черном корчились, теперь пора выходить из комнаты. Давай оспорим законы физики, подвергнем критике притяжение. Пока мы рядом – такие близкие, давай искриться от напряжения. Не будет ветра – не будет паруса, соленый воздух, дорога водная.

Какого, спрашивается, хаоса нам не хватало, чтоб стать свободными?

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115022000594

Поезда и вокзалы, леса и травы, не любовь – обжигающий дерзкий дождь. Это были те времена и нравы, от которых сразу бросает в дрожь. Ни укрытий не было, ни спасенья – отдавались каждому дню сполна. Скоро грянет Прощеное воскресенье, рассказать, кому я теперь жена? Столько кадров сменилось в оконной раме – не привыкнуть к цвету, не вспомнить вид. У меня здесь, знаешь, игра без правил, на войне не думают о любви. Пережить атаку, оставить крестик, встать на новой чертовой высоте и ночами слушать чужие песни, находя в них тысячи общих тем. Все, что было – длится неистребимо, бесконечным ожогом горит в груди.

Потому что нельзя убивать любимых. Можно только, зажмурившись, уходить.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115021404722

Пора, пожалуй, считать обновки – мой год коснулся меня крылом: четыре новых татуировки, один несросшийся перелом. Десяток вымученных историй, в песке оставленные следы. Два горизонта, парное море, чужие женщины у воды. Негромкий голос, неровный почерк, неуспокоенная душа. Одна любовь, от которой, впрочем, нам не останется ни гроша. Все получилось, к чему лукавить, давно задуманное сбылось. Вода по капле точила камень, пронзала сердце, ломала кость. Вернулась сила, сдалась природа – увидеть небо, в себя принять. И я стою на пороге года, так непохожего на меня. О чем подумать, кого представить, что загадать, открывая дверь? Господь меняет нас всех местами, уснула птица — проснулся зверь. Большие планы, живые цели, другие спальни и города.

Мы разорвали такие цепи, что не смыкаются никогда.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2015
Свидетельство о публикации №115012600781

Я отрицаю все, что было мной, ещё вчера казавшееся важным -песочным замком, парусом бумажным, водой и ветром, призрачной стеной. Нас не было- в моих черновиках не сохранилось писем и рисунков. Нас не было, идут вторые сутки безвременья, застывшего в веках. Свободы нет, как нет и темноты, что отменила это заточенье. Когда пришла пора менять теченье, достаточно движения воды. Не помню лиц, не знаю, не зову, определяя по координатам ту женщину, которой я когда-то самой себе казалась наяву.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114111310311

Где заканчивается смелость и начинается безрассудство? Я стою под огнём, и дни сквозь меня несутся, мчатся неудержимо, свистят, как пули. Мы думали, что нужны, но — нас обманули. Это выдумка, полумера-родство и братство. Где заканчивается вера и начинается святотатство? Судья никого не казнит, и палач не судит. В поле один не воин- других не будет. Познавший огонь и ветер, идет сквозь воду. Где мы побеждаем страх и берем свободу? Обетованная даль да земля святая.

Где мы все это действительно обретаем?

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114111302777

Привычка видеть тебя подобна привычке верить твоим словам. Ты проявляешься так подробно, что можно даже не рисовать. Мы состоим из звонков и писем, людьми надежно окружены. И каждый дерзок и независим от огнестрельных и ножевых. Живем деталями и штрихами, как будто время не смотрит вслед. Я так умею тебя стихами, что разрешается не взрослеть, смеяться громче, у самых кромок стоять на цыпочках – высота! Моих колец и татуировок, не прикоснувшись, не сосчитать. И наша осень – мороз по коже, такая резкость и глубина. Мы так отчаянно не похожи, что бьется символом каждый знак. Тебя почувствовать, петься, длиться — теплом в мерцающей глубине…

Когда я переверну страницу, не останавливайся во мне.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114102900410

Я оставлю детали, в них дольше сохраняются вещества. Губы твои, разомкнутые в слова, твои тонкие сигареты, твоё серебро, духи. Это поможет мне выжить в стране глухих. У меня есть смех твой, пойманный в хронику кинолент, есть книга твоя, лежащая на столе, номера телефонов, которые не звонят, — ты навсегда останешься у меня. Скоро я научусь не искать тебя наяву, не принимать на веру случайный звук, не повторять твоё имя, не множить боль. Не было, не было, не было нас с тобой. Был обжигающий ветер, морской песок, персик и тубероза, цветочный сок.
Цепочка событий, застывшая в серебре.
Пепел с твоих догорающих сигарет.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114100605945

МОЖНО ВЕЧНО СМОТРЕТЬ, КАК БЕЖИТ С ЛЕДНИКА РЕКА.
http://www.stihi.ru/2014/10/06/5937

Можно вечно смотреть, как бежит с ледника река, и огонь расправляет крылья в своём гнезде. Приходи за мной, пожалей меня, дурака, расскажи мне, зачем я здесь. Скалы были небесной пылью и дном морским, а теперь тверды и держат господень шаг. Принеси мне мирского счастья, земной тоски. Я почти не могу дышать. Здесь такая свобода-реликтовый лес вокруг, и приходят звери смотреть на мои следы. Я могу приручать зверей и кормить из рук. Но не знаю таких, как ты. Можно вечно смотреть, как бежит с ледника река. Отпускать костер на крыльях в ночную стынь. Нет ни лодки, ни самолёта с материка. Навсегда сожжены мосты. Я б надеялся на чудо, когда б умел различать среди тумана его черты. Пожалей меня, дурака, приходи ко мне.

Я не выдержу пустоты.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114100605937

Это все сентябрьская сутулость, хроническая усталость, депрессивный синдром, зависимость от погоды. Становишься частью комнаты, пола, стула, частью того, что еще осталось, пытаешься быть равнодушным, но ждешь исхода. Прошлое вспоминается кадрами, цветными вспышками, крупными планами, непригодными для работы. И все со своими правдами, с чужими книжками — пустые беседы, проверенные остроты.

Чувствуешь себя не в своей тарелке, в недоброй притче.

Темнеет так быстро, что впору вооружаться.

Наше время уходит из города. Как обычно — даже не пытается задержаться.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114092509797

Когда вы все ушли, остался звук. Осенний мир в оконном горизонте, часы, ключи и неисправный зонтик, и сны, что происходят наяву. Остался звук, но выцвели слова, отныне нет знамений и пророчеств. Я постигаю тайны одиночеств, отринутости каждого из вас. Слова бледны, болезненны… Молчим. Строка теперь не терпит ударений.
Теряешь все – слова, людей и время.

И неисправный зонтик.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114091909590

Ожидание стало чем-то иным, так становится яркой черно-белая кинолента. Не ожидание чуда, не ожидание абонента. Образ его контрастен и прорисован. Отныне оно оправдано и весомо. Ожидание говорит со мной. Я молчала. Я не видела в нем спасения и начала. Я боялась его присутствия, не умела. А теперь ожидание духа, служенье тела. Ожидание преломляет мой мир, как призма. Словно все подчинилось его законам и механизмам.

Оно становится всеобъемлющим, настоящим.

Наполняет нас, пред Господом предстоящих.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114090900128

Болеть любовью, смотреть загадочно – увольте, каждый давно привит. У нас сердечная недостаточность, нехватка опиума в крови. Давай же, доктор, введи нам острое, налей целительное со льдом. Нет, не любовью болеют взрослые, любовь – об этом, а мы — о том. О том, как душно бывает вечером, как жмут привычные этажи, и нет любви, и спасаться нечем, но в ключичной венке вскипает жизнь. О том, как голос звенит серебряный, она смеется – сойти с ума, плутая улицами, деревьями, не возвращаясь в свои дома. О том, как крепко, в одно касание, всегда сливаешься с ней в ночи. Мы все диагнозы знаем сами, но спасибо, доктор, что ты молчишь. Болеть любовью – пустое, детское, стихами кашляешь, чуток сон. У нас с ней нежность такая резкая, часы до встречи стучат в висок. Давай же, доктор, оставь теорию, забудь бессмысленную латынь. Болеть любовью, войти в историю, гореть в агонии и остыть. Любовь безумствует лихорадочно, скоропостижен ее конец.

У нас — сердечная недостаточность.

Нам недостаточно двух сердец.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114082800653

Приезжай, пожалуйста, приезжай, ключ к свободе – четыре часа пути. Ты одна умеешь меня держать, часовой механизм запускать в груди. Говорить с тобой, проникать в слова, начинать дышать под твоей рукой. Приезжай смеяться и целовать, приезжай стремительно и легко. Не сестра, не мать, не жена, не боль – ни одна из тех, кто не спит в ночи. Приезжай, мой голубоглазый бог, это сердце не так без тебя стучит.

Я иду по городу – август тих, звезды льются в ладони фонарных чаш.

Ждать рассвета, переплетать пути. И встречать.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114080900696

А в том ли смысл, что мы выворачиваем карманы, достаем на свет обиды и разговоры, цветные осколки, листья и прочий мусор? Мы знаем цену отчаянью и обману, каждый шрам нам мил и каждый обломок дорог, мы никогда не расстанемся с этим грузом. Нет ничего упоительней, чем наслаждаться своим страданьем, нет ничего дороже руин империй, за этот камень можно назначить любую плату. А в том ли смысл, чтобы искать себе оправданье, когда ты сам уже ни во что не веришь, когда вокруг артиллерия и солдаты?

Пускай это все останется здесь, зарастет травою, станет историей, мифом, культурным слоем. Отпустить это все от себя и остаться чистым. Увидеть, что смысл – небо, дорога, двое, идущие по дороге с одной стрелою, и эта стрела пронзает их и лучится. И нет ничего у них общего – камня на камне, меди, стекол, бумаг, тяжелых чужих историй – все оставляют с легкостью у обочин. Им бы рядом идти, встречать на рассвете ветер, нести стрелу, дороге послушно вторить…

Ищущий смысл, подумай, чего ты хочешь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114071903589

Не моя вина, что звучит кимвал, что в ладони со звоном танцует медь. Я хотел бы от нежности изнывать, я хотел побеждать темноту и смерть, исполнять пророчества, быть лучом, освещающим путь твой среди холмов. Только я по-прежнему обречен из людских языков выбирать немой. На немом языке отшумит война, и наступит мир, и пройдут года, ибо имя этому – тишина, и она не закончится никогда. На немом языке не поет любовь, нет ночного шепота, жарких слов. На немом языке говорит любой, кто смешал однажды добро и зло. Выбрать слово, из тысячи отыскать, покатать его, как обол во рту, но отныне голос не отпускать в эту страшную тихую пустоту. Это слово – в горле глухая боль, от которой больше не уберечь.

На немом языке говорить с тобой, проклиная дар, приручивший речь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114060900798

Мы молчаньем заслужили заговорить, мы не жили – тянули жилы в календари, мы канаты вили из времени в пустоте, научились терпеть и полночь, и ясный день. И сейчас начинает случаться, происходить. Покатился клубок, за ним потянулась нить. Отмолчали полгода, дыхание задержав, и уже появился Путь и пора бежать. Собирайте тетради чистые в рюкзаки, нам теперь с руки и с красной писать строки, и не ставить точек, ручьем проливая речь, и кого захочешь – того между строк беречь. Нам даровано раздолье, зеленый свет, каждый день наш будет свят и благословен.

Читайте также:  Можно ли британским котам гулять зимой

Потому что по движенью небесных вод мы умели знать, что с нами произойдет.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114060500762

Чтобы просто коснуться пальцев, ты проделаешь сотню миль. Мы привыкли не изумляться, а потом родились людьми. Мы заложники расставаний, верстовые бегут столбы. Оказалось, о расстоянье люди в кровь разбивают лбы. Нам ни города векового, ни заброшенного села, попадаем один в другого, раскаляемся добела, заключив с провиденьем сделку, держим небо над головой. Только есть циферблат и стрелка – самый пристальный часовой. Кто задержится дольше срока – будет заперт в проклятый круг. Остается смотреть с порога, и молчать, и касаться рук, и садиться в знакомый поезд, и натягивать эту нить.

А в реке облака по пояс, и над степью ковыль звенит.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114051410144

Спасибо за то, что знаю, за то, что могу молчать. За эту ночь, проведенную, как черта. Небо случится с нами – один поворот ключа. Больше не будет точек, по которым должны читать. Вставали и прозревали — пора различать цвета. Нет отпечатков пальцев – не заберешь с собой. Спасибо, что я живая – смотреть в белизну листа, во взгляде ее купаться — пронзительно-голубой, морской – набегают волны, не вынырнуть, не вдохнуть. Над нами Господня милость — сильнее любой борьбы.

Если ты хочешь воли – придется идти по дну.

Спасибо, что я спросила о том, что пора забыть.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114042604486

Почему вокзалы всегда решают, с кем мне быть, кого мне не миновать? Я смышленая девочка, я большая, но сейчас не могу подобрать слова. Вот случился поезд, умчался поезд, два часа, отведенные на весну, я просила небо мое слепое мне хотя бы лучиком подмигнуть. Дай мне знак, вожатый, впередсмотрящий, посигналь, шлагбаумы опусти. Я же так боюсь ее, настоящей, проникающей медленно в этот стих, я себе не верю, тебе не верю, мы о самом главном не говорим, но она уже открывает двери и смеется, светится изнутри. Это будет карта таких маршрутов, это будут снимки с таких высот — по апрелю рельсы уходят в утро, и стучит упрямое колесо. Поднимись знакомыми этажами, посмотри – закружится голова.

Жди меня.
Вокзалы всегда решают, с кем мне быть, кого мне не миновать.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114041800221

Ну а теперь давай поговорим о том, как я однажды был любим и танцевал на лезвии ножа, чтоб рядом быть, но не принадлежать. Какую джигу я тогда плясал, какие нам являлись чудеса, я ангел твой, амур и херувим, упрямо оставался не твоим. А демиург снимал свое кино, я воду нашу превращал в вино, я воскрешал и поднимал с одра, и вот весной закончилась игра. Меня распяли смыслу вопреки, по мановенью царственной руки, я насмотрелся плясок и чудес, и вот тогда, как водится, воскрес. И оказалось вдруг – хвала Ему – что город мой не уходил во тьму, что нет во мне божественных начал, что можно петь, когда привык молчать. Нельзя просить о том, чего не ждешь. Не быть собой – единственная ложь, идти туда, где нет твоей земли, и смысла нет, и мама не велит.

Свежо предание, да верится с трудом, но я не тот, и сказка не о том.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114030400058

А такой весны у нас не было сотни лет. Из дремучего леса выйти в морской простор, и смотреть в синеву, и лежать на своей земле, за рассветные нити крепко держать восток. То ли змеем узорчатым, солнечным, огневым, то ли птицей причудливой, праздничной, золотой — отпускать его выше моря и синевы, проводить по звенящей радуге над водой. А такой весны у нас не было с тех времен, когда мы отличались отблеском в именах. А теперь у нас имена – молоко и мёд, ароматы трав заповедных, игра вина. Здесь и время течет по-другому, и слог – иной. Никогда не зовут сестрой, но зовут – своей, здесь такая музыка льется – не нужно нот, чтобы стать ее частью и покориться ей. За широкие реки ходила искать огня, за высокие горы водила несущих свет. А теперь ее сила вовек бережет меня. Я смотрю в синеву, лежу в молодой траве. Над тюльпановым деревом воздух дрожит струной, и одна поет, а другая толкует сны…

Человек, который останется здесь со мной, сотни долгих лет дожидался такой весны.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114022501270

Я покорная глина, безмолвный прах, я привык рождаться в чужих мирах, девять долгих лет я хранил свой страх, продолжая идти по чужой канве. Но настало время всему молчать, и потеряна нить, и не ровен час, с сердца сняли каменную печать, и теперь легко прорастать траве. И трава растет, и ветра поют, в каждой песне я узнаю свою, мне бежать бы за песней, но я стою, не умея еще разглядеть пути, а вокруг рождается новый день, я не знаю, с кем я, не знаю, где…

Но я больше не чувствую рядом тех, кто сжимал меня глиной в своей горсти.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114012801290

Ты ведь слышишь меня? Кто честен, того не чтут, ну а кто обречен, того не придут спасти. Проведи меня сквозь чертову пустоту, пропусти меня красной нитью сквозь этот стих. Я источник боли, такой постоянный ток, от которого ярок свет и болят глаза, я ложусь на стол холодным пустым листом, ты приходишь тело строчками разрезать. И ведь знаю все, и ведаю, что творю, и умею притворяться почти живой, ты меня рассыпал снегом по январю, снег растает – не останется ничего.

Так смотри, я принимаю твои черты, я меняюсь, я опять становлюсь водой, и внутри меня всегда остаешься ты — нерушимым айсбергом, окаменевшим льдом. У воды – ни дна, ни русла, ни берегов, горизонт без края да океана ширь.

Отпусти нам эту гавань и этот год во спасение моей и твоей души.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2014
Свидетельство о публикации №114010300774

Когда в первый раз разжимают пальцы, зажмуриваясь, от боли готовятся задохнуться, перебирают внутри все эти «я не могу без тебя», «ты забрал половину сердца», не спеши говорить им, позволь им полностью окунуться в эту силлабо-тонику, в это скерцо. Позволь им рваться за собственным пульсом, метаться да изводиться, позволь им каждому миллиметру сопротивляться, чтобы после того, как ладонь опустеет, освободится, вдоволь поудивляться. Вот нет больше их, сплетенных, связанных воедино, нет больше всех этих «я-тебя-чувствую-через-кожу». Как будто ничего не происходило, остыло и не тревожит. Есть какая-то грань, за которой все это кажется неуместным: «будьте любезны, сделайте одолженье».
А потом кто-то первым выходит из-под ареста, досрочно освобожденный от продолженья.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113112300736

Да будет легко мне оставить знакомый порт, расстаться с причалом, забыть имена красавиц. Когда-то мы здесь кутили другим на зависть, но сколько воды уже утекло с тех пор. Все стало изведанным, каждая шхуна здесь имеет в порту свою молодую тезку, она отдается матросам и тает воском в ладонях луны, лежащей в морской воде. Здесь нет ожидания – кто уходил за край, едва ли вернется, чтоб стать для других примером. Представь горизонт и просто прими на веру, а если поверишь единожды – выбирай. Да будет легко мне уйти от родных огней в открытое море, откуда спешили сны к нам.

Пора научиться быть морю достойным сыном и выйти из порта, которого больше нет.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113111500489

А к дому, где было терпко и хорошо, я позабыл дорогу за пару зим, но этим вечером, кажется, подошел так близко, что в сердце почти повстречался с ним. Я знал, что в окне уже не найти огня, я помнил, как призрачен был этот слабый свет. Живущий в том доме давно позабыл меня, живущий в том доме состарился, овдовел, сменил свое имя, укрылся в глубинах слов, тяжелым безмолвием лег на речное дно. Живущий в том доме не смог сохранить основ, не смог удержать того, кто был послан мной. Я видел тоску его в мареве фонарей, я слышал шаги его в шуме сухой листвы, я рядом стоял в пылающем октябре и знал, что когда-то живущий придет живым. Проходит безумие, боль порождает боль, но нет ничего, способного нас убить.

Твое одиночество будет молчать с тобой. Ведь ты никогда так отчаянно не любил.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113101104644

Мы в тебя верили, думали, ты всесилен, агнцев на заклание приносили, ослепляли зрячих во имя твоей любви, мы хотели чуда, кричали: «Яви, яви!». Что же ты нес свой крест, а потом споткнулся, что же ты от чад своих отвернулся, почему копье входит в плоть твою человечью, и спастись тебе некуда и оправдаться нечем? Это не потому ли, что ты совсем ничего не можешь, ты пришел в наш город, назвал себя сыном божьим, собирал нас по вечерам, говорил нам притчи, да только у нас в почете один обычай. Кто приходит к нам ночью, того мы узнаем днем. Если хочешь быть богом – мы первым тебя распнем, повиси на кресте, расскажи нам про чудеса, разве истинный бог не умеет себя спасать? Ты хотел научить нас, как в мире прожить со всеми. Среди нас есть сборщики податей, фарисеи, блудницы, что приходят просить прощенья, есть предатель, прокуратор, первосвященник… Имя нам легион, так скажи на милость, где твоя божья сущность, господня сила? Почему ты не сходишь с креста, не творишь чудес? Почему умираешь здесь?

Что ответит Он тем, кто не ждет от Него ответа? Он смотрит на город, вдыхает порывы ветра, становится вдруг бесплотен и невредим. Приветствует тьму, идущую не за ним.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113092509682

Что ты делаешь здесь, в преддверии октября? Поднимайся, бери фонарь, сухари и воду, выходи в ночную темень и непогоду, уходи один, ни слова ни говоря. Пробирайся горами, не трать на тропу следов, доверяй только ветру, который идет с востока. И забудь, наконец, этот город и этот дом, и оставь в нем все, совсем ничего не трогай. Никого не будет рядом, пока ведут тебя горные склоны, поросшие мхом и терном, ко всему, что станет осознанно обретенным, ко всему, что вдруг окажется на виду. Умирай за это, пройди октябрем в ночи. Отдавай пути безропотно, что попросит. Ты поймешь, зачем случилась такая осень, но пока ты идешь, ни в чем не ищи причин.
Не бери с собой ни слабости, ни побед, ни чужих обид не бери, ни своих печалей.

Все закончилось, видишь? Сейчас ты стоишь в начале.

Улыбнись дождю, небо думает о тебе.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113092800530

Наследник Тутти вырос и стал большим. Три толстяка в нем не чают теперь души, наследник с железным сердцем жесток и глуп. Кукла наследника Тутти стоит в углу. «Потанцуй мне, Суок, как будто я снова мал, как будто я никогда тебя не ломал. Сердце стучит, часовой механизм идет. Оружейник Просперо пойман и осужден» . Суок отвечает: «Тутти, ведь я больна. Мы с тобой танцевали, потом началась война, ты сказал мне, я плохо танцую, я не о том пою. Ты приказал стоять здесь – и я стою». Наследник злится и повышает тон, в парадную залу кондитер выносит торт, три толстяка с любопытством глядят на дверь.
Доктор Гаспаро, скажи мне, куда теперь?

Под канатом на площади снова стоит толпа.
Я пройду даже там, где каждый второй упал.
Лихорадит город, наследник лежит в бреду.
Улыбнись, мой мальчик, ты видишь, как я иду?

Кукла поет, сердечко ее стучит. Оружейнику в клетку наутро несут ключи.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113082408759

Что происходит? Происходит вторник, готовится стать средой.
Горизонт за окном вечерний, почти седой,
С беззубыми окнами, выбитыми жарой,
С тротуарами, гремящими детворой.
Вот карапуз идет, везет на веревочке самосвал.
Что происходит?
Я все тебе рассказал.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113082007018

Мне не больно, мама, я тяжелый металл, я живая ртуть, под ребром острие клинка и свинец во рту, я армирован, закален, заключен в слова, не найдется того, кто сможет меня ковать. Мне не больно, родная, нечему тут болеть. Потому что любовь проходит по мне, как плеть, но ни шрама не оставляет, я жив и цел, я в улыбке, застывающей на лице. Я и в голосе, мама, мой голос тебе знаком. Металлической ноткой, обманчивым холодком, он звенит стрелой, вонзается в каждый нерв…

Ты не знаешь, мама, сколько еще во мне.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113081709201

Говорят, одиночество – это когда один,
Когда сам себе раб и сам себе господин,
Приходишь в пустую квартиру, ложишься, света не потушив,
И даже во сне не случается ни души.

Это одиночество другого рода, другого времени и числа.
Одиночество среди тех, кого я спасла.
Оно учит быть причастной, принадлежать.
Особая форма одиночного падежа.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113080900633

Конверты, как вены, вскрывают легко и быстро.
Дай, Господи, днесь покой нам и хлеб насущный.
Это письмо – лицензия на убийство.
Как, впрочем, и любое из предыдущих.

Всегда можно сдать билет, опоздать на поезд.
Его колесами каждый наш вдох просчитан.
В нашей любви, затянувшейся, словно пояс,
Я становлюсь слишком хрупкой и беззащитной.

Мне не идет это, право же. Все возможно:
Летела душа, теперь ничего не хочет.
Послушайте, Вронский, стреляйте же в эту лошадь!
Мне кажется, Вы сломали ей позвоночник.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113072507541

Каждую ночь мне снится родной Канзас.
Страшила не спас меня и дровосек не спас,
И эта дорога из желтого кирпича
Так мучительно горяча, что хочется закричать.
Но не о том рассказ.
Я слышу голос, он говорит мне:
«Ткани тонкие, Элли, просыпайся и убегай.
Там в котле у Гингемы начинается ураган,
Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.
Тебе будет страшно, Элли, закрой глаза,
Но только не помогай.
Птице в зрачке прицела вылететь из кустов,
Охотникам — проходить эти семь цветов,
Урагану – разрушить город, городу – вырасти из руин.
Всему свое время, Элли, решишь умереть – умри,
Каждый подходит к смерти, когда готов».
Он говорит мне: «Я не Гудвин, Элли, и даже уже не бог.
Каждое чудо тебе причиняет боль,
Поэтому больше не будет моих чудес,
Будет чужая сказка, дремучий лес,
Не оставайся здесь, Элли, Господь с тобой».

Я смотрю на небо и вижу черный на синеве,
Значит, скоро мой домик снова поднимет вверх,
Выше туч, пронизанных солнцем, выше солнечного луча.
Над радугой над дорогой из желтого кирпича,
Над каплями на траве.
И я говорю ему: «Забирайся, ветер крепчает, пора лететь.
Если хочешь чуда – подожди его в пустоте,
В глубине урагана, со смертью на коротке,
Подержи ее, как собаку, на поводке,
Приручи, потому что ты тоже один из тех.
Ты же знал, где кончалась дорога, сидел фазан.
Охотники шли, и ты им не рассказал.
Ураган закончится, выплеснет семь цветов,
Ты готов ко всему, а к этому не готов.
Когда тебе страшно, не закрывай глаза.

А потом мы летим с ним, и внизу начинается новый мир.
Я смотрю, как он населяет его людьми,
Ставит на поле чучело, дровосека ведет в лесу.
Дровосек шагает, топор качается на весу,
Лес на ветру шумит.
Где-то идут охотники, радуга прячется в облака,
Изумрудный город виден издалека,
И горит дорога из желтого кирпича.
Он улыбается: «Чтобы не заскучать,
Чтобы нам никогда друг с другом не заскучать…»

Просыпайся, Элли,
знаешь, который час?

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113061300313

Сколько в нас еще останется городов, сколько их дорог наш шаг разобьет на рифмы? Я в твоих руках упрямлюсь гитарным грифом, я держусь тебя до дрожи внутри ладов. Я умею быть неистовой и чужой, разъяренной, жаркой, дерзкой – порвутся струны. Нам с тобой бывает трудно, чертовски трудно, только каждый эту музыку бережет. Потому что в ней, под звуком, на самом дне, неподвластно никому, непроизносимо, сжата нежностью до срока такая сила, для которой нет преград и законов нет. Сколько в нас еще останется суеты, придорожной пыли, песен, имен случайных…

Нас с тобой то разлучают, то обручают.

Наше солнце улыбается с высоты.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113041100407

О чем говорит мне март, идущий за високосным?

Говорит не сходить с ума, не задавать вопросов, говорит, ступай себе мирно своей дорогой, чужого добра не трогай, притворись юродивым, вырядись идиотом — так никто не узнает, чей ты, не спросит, кто ты, вот снег идет и деревья под ним цветут, не оставайся тут.

Говорит, никто не верит и не жалеет, деревья идут по снегу, весна болеет, птицы вернулись, ищут теперь спасенья, кругом одно прощеное воскресенье, говорит, прости, а лучше уже прощай, не привыкай к вещам.

Говорит, какой в этом смысл, какое дело? У тебя есть душа, она состоит из тела, уноси их отсюда, пока они не сгорели, прячь их в любви, в тепле, в голубом апреле, дай им покоя, божественной благодати, хватит, родная, хватит.

О чем говорит мне март, идущий за февралем? Вот солнце встает, трава пробивает лед, вот снег идет и падает на траву и лежит на ней, а с неба его зовут – возвращайся в горние выси, в небесный тыл.

О чем говоришь мне ты?

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113031800951

А сила твоя не в том, чтоб меня ломать.
И правда твоя не в том, что тебе казалось.
Из трех твоих женщин с тобой остается мать,
Которая никогда тебя не касалась.

Из трех твоих стран с тобой остается та,
В которой сегодня тебе не найдется места.
Такая внутри огромная пустота,
Что сердцу в ней слишком тесно.

Из трех твоих жизней, что держит тугой капкан,
Одна продолжает еще говорить о чем-то.
Когда досчитаешь до трех – замолчи, пока
Не сбился со счета.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113021401193

Почему за окном аномальный плюс, а внутри абсолютный ноль?
Что меняет точка отсчета, да и есть ли она вообще?
Мне сегодня приснилось, что я не сплю, а снимаю с тобой кино
о чем-то безумно нашем, о чем-то, что больше любых вещей.
Солнце выставил Бог, если верить цифрам, где-то в восьмом часу.
Камера двигалась тихо-тихо, чтобы не разбудить.
Я играла спящую кошку, которой ты приказал уснуть.
Кошка кажется спящей, на самом деле она за тобой следит.
В полдень внесли голубое небо, включили холодный свет,
режиссер смотрел свысока и думал, что завтра, при монтаже,
он разделит на быль и небыль этот фильм и заставит всех
выбирать себе роли людей и кошек (читай: палачей и жертв).
Съемка закончилась ровно в полночь с боем Его часов.
Исчезли резкость и перспектива, включили ночной режим.

За окном тепло, и январь, похоже, видит все тот же сон,
о том, как в хрусталике объектива собирается наша жизнь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2013
Свидетельство о публикации №113010200117

Все дьявольски наоборот, и даже дьявол озадачен, поскольку високосный год весь замысел переиначил, и отменен конец времен, и мир, предчувствуя начало, рождает множество имен, которых я не замечала. Зима становится зимой – с морозным воздухом и снегом, изнежен югом, город мой в мосты, как в муфту, прячет реку, и янтарями фонари горят, и локон переулка темнеет у твоей двери, поет звонок легко и гулко, и открываются врата, и теплый дом встречает светом…

Я здесь, но если ты не та,

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112121601325

» Вещь. да, вещь! Они правы, я вещь, а не человек. Наконец слово для меня найдено, вы нашли его. Всякая вещь должна иметь хозяина. Каждой вещи своя цена есть. »
(с)

Сколько вас, решающих, как мне жить,
что мне делать, кому присягать на верность?
Быть своей, оставаясь среди чужих,
стало делом слишком обыкновенным.
Нынче город сумрачен и зловещ,
накрывает всех нас тяжелой дланью.

поскольку вещь —
это то, что требует обладанья.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112121709778

Попытка понять Его замысел безрассудна.
Так может, пора успокоиться и поверить?
Когда мы тонули – Он посылал нам судно.
Когда мы устанем плавать – Он даст нам берег.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112121600152

«Ты о ней ничего не знаешь», — бормочет разум.
Задает вопросы, которым в границах тесно.
Она вызывает буквенные оргазмы,
ритмичные спазмы
где-то
в глубинах
текста.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112121400199

Это его жена, у его жены нервы напряжены.
Она снимает пальто, обнажает плечи. «Вот, — говорит, — так легче». «Вот, — говорит, — еще бы скинуть острые каблуки, да шелковые чулки, да умыть лицо, сорвать бы кольцо – да прочно вросло кольцо, даже не видно на пальце того кольца… Ищи его, подлеца».

Это его жена, у его жены было сорок зим, да нет ни одной весны.
Ждали сорок весен. Не было ни одной.
Все прошли стороной.

«Позовите мне архангела – кузнеца! Слишком прочно вросло кольцо – не сорвать кольца!»

Колокола поют, кузнецы куют.
«Сорок земных поклонов тебе даю,
сорок земных времен да его имен –
пусть он идет, отмолен и окрылен,
с вышитым покрывалом, с моим крестом…
А мне бы росточек малый…
Один росток».

В голосе дрожь да нервная хрипотца.
Ищет кольцо на пальце – а нет кольца.

Мальчик бежит кудряв, белокур и мал.
«Мама, — кричит, — я сразу тебя узнал!».

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112120400688

Ты стегай их плетью, пока не порвется плеть – что их кровь тебе, вцепившемуся в поводья? Твои кони научились тебя терпеть, их и смерть твоя теперь стороной обходит. Ты лети вперед, темно — не видать ни зги, только слышно, как безумствует кто-то рядом.

И не думай бояться, верные рысаки
вывезут
тебя
из любого ада.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112111111000

Сонатой Доницетти оплетать измученные пальцы пианиста, рассеиваться в воздухе, как выстрел, и оседать на бархате листа, разгадывать звучание легко, пока рука , скользящая над телом рояля обнаженного, несмело касается поющих позвонков. Не уходить из слуха, из глубин, не покидать межреберную клетку, пока ласкает гаснущее лето заснеженные клавиши любви. Не замирать, пока внутри дрожит последний отзвук, тень прикосновенья…

Чем музыка сильней и откровенней,
тем громче жизнь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11211070781

Нежность в том, чтобы слушать, как ты ходишь по магазину,
выбираешь что-нибудь к ужину, дышишь в трубку,
спрашиваешь про мидии или рукколу,
пачки пельменей складываешь в корзину,
занимаешь очередь, шутишь с девушками чужими,
шуршишь пакетами, забываешь на кассе сдачу…

Нежность в том, что невозможно уже иначе.
Точнее, иначе просто непостижимо.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11211060074

Причисляясь к поэтам, не быть поэтом –
Парадокс, освоенный мной вполне.
Да, я сплю со стихами, но я при этом
Просыпаюсь верной /куда ж верней/
Прозе жизни, которая, как ни ахай,
Ни ямбись хореем через стопу,
Обжигает холодом, бьет с размаха,
Оставляет в текстах следы от пуль.
Зашиваю, латаю, скрепляю нитью,
По канве петляя привычным швом.
А канва – всегда череда событий,
Заставляющих помнить, что ты живой.
Попроси отречься – не дрогнет мускул,
Не качнется в рифму небесный свод.
Для меня поэзия – это мускус,
Феромон, животное вещество.
У меня ни тюрьмы, ни сумы, ни крова,
Не ищу ни омута, ни огня.
А стихи – религия полукровок,
Выходящих побуквенно из меня.

Читайте также:  Орган обоняния у кота

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11208020257

Наступило время ноябрьских бабочек на траве. Луна звучала как гонг, хотя не являлась гонгом. Я учился видеть истинный смысл вещей, находить ответ. Учитель вел меня так, как ведут ребенка. Учитель вел меня по саду монастыря. «Вот это камень», — говорил он. Я видел камень. «Камень сказал». Но камни не говорят. Чтобы постичь, я касался его руками. Он отзывался под пальцами влажным мхом, под ним проступали трещины и уступы. Эхо, живущее в камне, искало ход. Я касался камня, оно отвечало стуком. Я понимал, что в камне сокрыта суть глубинного эха, гудящего в недрах гулко. Я слушал камень, держал его на весу, пытаясь найти в породе источник звука…

Наступило время ноябрьских бабочек на траве.
Учитель замедлил шаг, наклонился к камню.

«Это просто камень и он абсолютно нем. До тех пор, пока ты не коснулся его руками».

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11208020724

Я пропустила жизни сквозь этот год, прошедший под знаком борьбы за твое решенье. Сопротивляясь источнику напряженья, преодолев мучительный перегон, остановившись под августом, где в тени столбик термометра выше своей границы, я собираюсь просто освободиться. Как говорится, пора перерезать нить. Пока ты учил меня верить и выживать, пока в моем сердце сжималась твоя пружина, любимые девочки стали совсем большими и научились, как я, приручать слова. Пока я гадала, когда ты изменишь курс, искала фарватер, ловила попутный ветер, пока я искала ответ и была в ответе, мой Бог растворял нас и пробовал соль на вкус. Мы были едины и думали об одном, но это единство наполнило нас едва ли. …И если ты помнишь, мы даже не целовались с тех пор, как отправились в плаванье за руном.

Дорога обратно похожа на долгий сон – портовые улочки, кассы, перрон вокзала. Я буду молчать, поскольку я все сказала. Я все отдала тебе, как ты просил, Ясон. Я выйду под августом, там где в садах среди прохлады и зелени зреют земные соки. Я буду послушным стеблем, лозой высокой…

Устанешь скитаться в сумерках – приходи.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11207190227

Не хочу. И нежелание совершенно – золотым сеченьем, с точностью эталона создаю себе важнейшее из решений – не искать улитку, ползущую вверх по склону, не стоять за поворотом, в глубинах леса, чье-то будущее видя особым зреньем… Не хочу, поскольку больше не интересно знать о том, что не является откровеньем. Не хочу. Идите с миром – его осколка, помещавшегося в выемке надключичной, — слишком мало, чтобы вынести вас за скобки, слишком много, чтобы выписать это в личных, сотворенных из упрямых местоимений, острых фразах, злых занозах, следах на коже … Не хочу /и равнозначное: не умею/ состоять из безымянных и безнадежных. Вы слепые, вы не видите, что открыто, что дано вам, отступающим в нерешимость. Нет нужды спускаться вниз, торопить улитку, если ты проделал путь на свою вершину.

Вот рассвет уже касается горных склонов, положивших острый локоть на перешеек…

Засмотревшийся на волны – уронит слово.
Не хочу. И нежелание – совершенно.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11207050804

И мы едем с тобой уверенно в никуда, ибо сотни дорог не приводят к единой цели. И меняются лица, рушатся города, по словам идет тишина, по следам – вода, и понятно, что мы у Господа на прицеле. Его оптика совершенна, ее зрачок нас увидит и в райских кущах, и в адских копях – в общем, каждый из нас отмечен и обречен, и мы едем туда, где действительно горячо…

Он вспоминает о том, что не сделал копий, и стоит, перекинув винтовку через плечо.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11207020779

ВОТ ОНА СТОИТ У ВОДЫ, И НА КОЖЕ ЕЕ ПЕСОК.
http://stihi.ru/2012/06/18/850

Вот она стоит у воды, и на коже ее песок, по воде плывут корабли, проплывают чайки, в доме на берегу исчезает сон, закипает чайник.

В доме на берегу он успевает родиться и повзрослеть, однажды увидеть первую седину, стать абсолютно белым и встретить смерть. Смерть говорит ему: «Подойди к окну». Он подходит к окну, удивляясь, что может двигаться и смотреть, открывает раму, сдувает с фиалок пыль. Смерть стоит у него за плечом, он твердит ей: «Смерть, все это время я никуда не плыл. Мой мир — это бабочка между закрытых рам. Моя лодка рассохлась и сети мои пусты. Все это время я рождался и умирал, а там стоит девушка у воды».
Смерть ему шепчет: «Кто приходил с утра?». Он отвечает: «Ты».

В доме на берегу рассвет и сонная тишина, они спят, соприкасаясь бронзовыми плечами. Смерть его крестит: «Я тебе не нужна», выходит, включает чайник.

Он просыпается у распахнутого окна, улыбается каждой птице, что замечает.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11206180850

Я говорила с тем, кто мог бы меня купить, но не потратил, в сущности, ни гроша.
Я говорила с тем, кто мог бы меня убить, но не достал при мне своего ножа.
Не было ни обладания, ни потерь, ни осознания встречи добра и зла.
Я говорила с тем, кто молчал. Теперь я чувствую, как он слаб.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112060610208

Да, черт возьми, вот так и никак иначе. По-другому не получается, не поется. Или я притворялась немой, или ты – незрячим, но теперь нам обоим за все это воздается. Вот сидим с тобой на разных концах потока, наблюдаем за изменчивостью мейнстрима, не касаемся друг друга, не бьемся током, объясняем только то, что необъяснимо. Если речь заходит о прошлом – меняем тему, если речь заходит о будущем – замолкаем. Речь вообще ходила раньше, куда хотела, потому сидит сейчас под семью замками. Мы хандрим от слов и сердимся на погоду, раздражительны, опасливы, нелюдимы. Мы друг друга принимаем – в угоду году, так упрямо нас скреплявшему воедино. Мы встречаемся за чаем, с привычной ленью рассуждаем, как однажды вернется сила.
Два ворчливых старика на краю Вселенной, не заметившие смерти, что приходила.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11205138903

Тут громко и яростно, кровь и пыль, чужие знамена летят под ноги. Зенит. Горизонт начинает плыть, над пыльной дорогой. Мои дороги совсем не похожи на те, что ты привык измерять, не спеша, шагами. Здесь люди, собой подперев кресты, становятся каждую ночь богами, здесь псы так свирепы, что этим псам легко человека считать добычей. Зачем я вернулся? Не знаю сам. Война безнадежно вошла в привычку. Тут жарко и весело, как в аду, и, кажется, аду от нас не легче. Когда я вернусь, я тебя найду под старой оливой… И будет вечер, и сыр, и вино, молодое, как весенняя нежность твоя и свежесть… Когда ты уснешь на моих руках, неловко закутавшись в край одежды, я буду беречь твой спокойный сон от мыслей тревожных, от шума мира, я буду смотреть, как, взорвав песок, мои легионы проходят мимо, я буду любить тебя так, что Рим, упавший в долину, осядет пылью… Подошвы сандалий единый ритм чеканят для тех, про кого забыли и кесарь, и боги, и друг и брат. Порядок простой: убивай и празднуй.
Зачем я вернулся.
Ты знаешь, ад вдали от любви возвращает разум.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №11204130982

Я пойду туда с тобой или без тебя,
Потому что я решила туда пойти.
Передай привет ребятам, таких ребят
Мне уже не повстречается на пути.
Если будут что-то спрашивать про меня –
Запрети.

Да, еще цветы остались. Цветы полей.
И запомни: я звала их по именам.
И не трогай ничего на моем столе,
И не стой, не стой задумчиво у окна.
Вот февраль уходит в прошлое, в феврале
Я одна.

Дверь за мной запри на ключ, поменяй замок,
У меня ключи останутся – ну и пусть.
Я сейчас спокойно переступлю порог,
За которым начинается новый путь.
Ты бы мог сказать мне что-нибудь, ты бы мог…
Или пнуть.

Да, минутку… Я оставила… Скажем, плащ.
Или зонт /какие мелочи, все равно/
Ты того… Нормально будет все, ты не плачь.
Не сойти с ума попробуй с такой весной.

Собирайся, сволочь, нас еще ждут дела!
Ты со мной.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2012
Свидетельство о публикации №112022612290

Слишком яростно, слишком ясно начинаешь по ней скучать. Неслучайная сопричастность обостряется по ночам. Мысли множатся на виденья, поворачиваются вспять. Продолжение совпадений, не дающих спокойно спать. Это карма. Духовный голод по запретности общих тем. Ночь за ночью огромный город перемешивает людей. Люди встретились. Стрелки встали. Не смотри туда, не смотри. Там змея начинает танец, поднимается изнутри, позвоночник послушной флейтой отвечает на этот зов…
Слишком жаркое нынче лето. Время – спицами в колесо. Слишком яростно, слишком ясно. Ты услышан – считай, спасен.
Неслучайная сопричастность, как всегда, объясняет все.

Просветление – лишь сноровка вырываться из круга дней. Бодхисаттва, татуировкой проступающий на спине.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2011
Свидетельство о публикации №11106258172

Ты знаешь, как мне нужен этот дождь.

Давай пройдем по городу, который уже не наш… Разметки, светофоры, и по воде следы твоих подошв идут к моим – кругами… Так легко наш Бог играет. Мы не замечаем, что каждый шаг сегодня не случаен, что под ногами слишком глубоко. Давай пройдем по городу. Давай вернем ему утраченную силу. Мне нужен дождь, мне так невыносимо нужны его бегущие слова. Его приметы чувствуешь и ждешь, с ним становясь свободней и бездомней…

Синоптики предсказывали, помнишь.

Забудь про зонт.

Мне нужен этот дождь.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2011
Свидетельство о публикации №11104112775

Ты бежишь в своих мыслях – проблемы, дела, счета,
Неотвеченный вызов, несказанное «люблю».
Ты бежишь в своих мыслях, а рядом с тобой – черта,
За которой все это будет равно нулю.
Замыкание времени. Вспышка. Один момент.
Ничего не успеешь, не вымолишь, не решишь.

Я приехал сюда не за парой чужих монет.

Я приехал увидеть.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2011
Свидетельство о публикации №11104072402

Давай сначала поговорим.

Пока я просто не замечаю
твое лукавое «может, чаю?»,
твое присутствие там, внутри,
в том самом органе, где болят
конфликты долга с привычным чувством
себе подобных…
О Джойсе с Прустом,
о Мопассане, Рембо, Золя,
о карте вин, голубых сырах,
мужских парфюмах, нерезких фото,
о детях, родственниках, работах,
маршрутах, азимутах, ветрах…

О чем угодно, но не молчать,
осознавая, что каждый хочет
уйти от собственных одиночеств.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №11011259637

А если вдруг молитвами да постами
его спровадит, имя его сведет,
то будет жить свободная и пустая,
с улыбкой, обжигающей, словно лед.
И с почтальоном станет болтать любезно,
соседским сплетням повода не подав.

Но по ночам к ней будет тянуться бездна,
Как к горлу волка тянется волкодав.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №11011117224

А знаешь, что-то ведь в этом есть. Так переходят на ближний бой — как будто кто-то придумал месть за все, непрожитое тобой, поставил в связку — глаза в глаза, лицом к лицу – вспоминай и бей… Ударить проще, чем рассказать о том, что вас разделяет с ней. О том, что тысячи лет назад, в таком же страшном святом бою, ты испугался и не сказал непобедимого «я люблю», ты просто струсил – так ищет лаз гонец, принесший дурную весть…

Но время снова столкнуло вас.

И знаешь, что-то ведь в этом есть.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №11008225500

Небо синее – как глаза у незнакомки за барной стойкой, как холодный Blue Curacao с желтым зонтиком солнца, долькой апельсина и тонкой шпажкой, замурованной в лед случайно… Я звоню, чтоб сказать… Неважно. Умоляю, не отвечай мне. Мне же нечего будет – честно… Здравствуй, чертово побережье, я рисую на ручке кресла это имя, которым брежу, от которого я сбежала, словно бабочка из коробки… Принесите мне книгу жалоб. Или лучше… налейте водки. Так гудками под шум прибоя жив эфир – словно в космос вышел, я звоню, чтоб побыть с тобою, и спасибо, что ты не слышишь, у тебя там, конечно, вечер, и семья наконец-то в сборе… Я хотела бы стать – да нечем. Только солнце, песок и море. И улыбки – фальшивым блеском недвусмысленных предложений. На земле не найдется места, где не чувствуешь притяженья, где способен забыть хоть что-то, просто вычеркнуть, раствориться. Я смотрю облаками в воду. Я боюсь тебе дозвониться. Нежно дуло к виску приставишь, мне не выстоять в этой схватке…
— Да, алло.
— Это я. Ты знаешь, тут так здорово.
Все в порядке.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №110041506527

Я почти научился любить, не сгорая,
Но еще не умею любить безответно.
Александр Щербина

Время пишет сценарий, стирая повторы, я иду по кольцу гравировкой событий, продолжая любить вопреки приговорам, когда кто-то подпишет приказ «не любите», я иду в темноте, я держу, задыхаясь, каждый нежный изгиб, каждый маленький хрящик … Я могу тебе выложить Вечность стихами, чтоб хотя бы минуту побыть в настоящем. В моих снах, как в архивах, пылится на полках фотохроника всех невозможных итогов, ты не знаешь, как это мучительно долго, ты не видишь, как это отчаянно много – собирать по крупицам, намекам и встречам – словно рваное облако штопает ветер… Я могу рисовать тебя так бесконечно – до мельчайших деталей на темном портрете, я молчу, когда ты исчезаешь бесследно, забирая надежду и ключик от рая…

Я почти научилась любить безответно.

Но еще не умею любить, не сгорая.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №11002163448

Я как terra incognita, новое государство – сам себя отыщи, завоюй, разделяй и властвуй, мне не выданы номер, герб, президент и паспорт, я последний уцелевший абориген. Я заложник всех колоний и резерваций, приучивший сердце больше не разбиваться, но природа продолжает сопротивляться, оживляя какой-то необъяснимый ген. Он мешает дышать, он, как вирус, идет по венам, подчиняя, стирая, делая чьим-то пленным, бьется током – неожиданно, как антенна, если ты ее надежно не заземлишь. Я спасаюсь горячим кофе, закрытой дверью, мантрой: «я не люблю, не хочу, не могу, не верю»…

Ты приходишь спазмом в левое подреберье, получаешь вид на жительство.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №110012606528

Ши похожа на волка – измученный и голодный, он готов бежать, придумывать что угодно, чтоб остаться неприкаянным и свободным, чтоб не стать добычей в очередной игре. Ши привыкла кусаться больно, скрываться быстро. Осторожно, умирая от любопытства – «расскажи мне о ней» — срывается, словно выстрел… Я готовлю ужин. Ши заключает: «Бред».

Ши петляет в мыслях, путая браконьеров: «Есть нормальные вещи – счастье, семья, карьера, можно хоть до утра без конца приводить примеры, можно хоть до утра… Расскажи мне о ней…еще. » Я смотрю на нее, и она не выносит взгляда – это слишком искрится воздух, когда мы рядом… Ши краснеет: «Не расскажешь, ну и не надо…» Взгляд опасен, невозможен и запрещен.

Я смеюсь, наливаю чай, достаю конфеты. Ши берет календарь, констатирует: «Скоро лето», Ши, конечно, нынче думает не об этом, но, конечно, не признается никогда. За окном февраль в последнем морозе замер. Мы сдаем один и тот же простой экзамен. «Я пишу – и море дышит перед глазами…» Ши сердито огрызается: «Ерунда!»

А потом звонит Она, приглашает в гости, мы болтаем о поэзии, личном росте… Крепкий чай у Ши становится в горле костью, она держит меня молчанием, как капкан. Телефон наполнен гулом чужих истории – мой эфир доступен, вычищен и просторен. Ши меня убивает взглядом – и я не спорю. Ши уходит, бросив скомканное: «Пока».

Ши рыдала б сейчас взахлеб, но всплакнет едва ли – ей на небе права слабости не давали. Ши пинает остатки снега, дерзит в трамвае, открывает дверь ломающимся ключом… Ши сидит в холодной комнате, пьет и злится. Ши свободна – и не может освободиться. У нее простое правило – не влюбиться. А влюбившись, не рассказывать ни о чем.

Ши похожа на волка – слабого, между прочим. Волк блуждает по кругу в худшем из одиночеств. Волка можно спасти, и он этого очень хочет, но боится приручения, как огня. Ши приходит ко мне, как всегда, без пяти четыре, словно в клетке, нервно мечется по квартире: «Я люблю кого-то, по-твоему, в этом мире. »

— Одинокого волка, милая.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2010
Свидетельство о публикации №110020404086

Не видать бы мне ни ангела, ни смерда,
Да завьюжит время мой холодный дом.
Не спокойно мне сегодня. Здравствуй, Герда,
Хочешь чаю, разумеется, со льдом?
Как дорогу-то нашла, какими правдами?
(Да завьюжит время твой случайный след. )
Это Кай тебе когда-то братом был,
А у Каина сестер в помине нет.
Здравствуй, Герда, отдохни с дороги,
В ледяных покоях — упокой.
Что-то есть в глазах у одиноких —
Прожигает душу, как огонь,
Мне б не помнить этого, не маяться,
Ночи холодом закованы, тесны.
Здравствуй, Герда, спи, моя красавица.
До весны, конечно. До весны.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2009
Свидетельство о публикации №109111006986

Становится все опаснее. Я молчу.
Здесь нужно молчать — осмысленно и строптиво,
поскольку известно, что напряженье чувств
является предвкушеньем большого взрыва.

© Copyright: Кот Басё Светлана Лаврентьева, 2011
Свидетельство о публикации №11106233400

Источник



Кот басё Светлана Лаврентьева

Ты не знаешь меня, пока ты со мной знаком о погоде, природе, обыденным языком, ежедневным трепом, бессмысленной суетой, мне неважно, кто ты, ты знаешь меня не той. Я умею зеркалить, схватывать, отражать, укрывать словами, исследовать без ножа, я бываю чернее ночи, белей листа, я меняюсь честно — любому тебе под стать. ;

Над столицей ясно, птицы, весенний пар.
Ты не знаешь меня, пока ты со мной не спал, не читал мои сны, не видел моих врагов, я сижу напротив, но истина — далеко.

В этом сила и счастье — быть рядом и быть ни с кем, наши куклы пляшут, веревочки — в кулаке, выбирай кино, заказывай, что хотел.
У меня есть любое солнце.
Любая тень.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 31.03.2019. Кот басё Светлана Лаврентьева

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Кот Басё Светлана Лаврентьева

Светлана Лаврентьева, 32 года, Санкт-Петербург*

С сентября 2018 года эта страница НЕ обновляется.

Все новые тексты, анонсы мероприятий и информацию о книгах вы можете найти на сайте http://lavrentyeva.space/ и в социальных сетях.

Произведения

  • Кот Басё и Марадан Осень— без рубрики, 06.02.2019 08:29
  • Все, как обычно вылет, кофе, гейт.— без рубрики, 14.09.2018 08:42
  • Вот стоят они в центре ярмарки, кутерьмы— без рубрики, 03.09.2018 11:35
  • Корица, нервно крадущаяся по краю кофейной чашки— без рубрики, 03.09.2018 11:34
  • Питер пристает с дождем к горлу.— без рубрики, 03.09.2018 11:34
  • Она летит в Лиссабон в октябре— без рубрики, 18.08.2018 21:29
  • Вечереет на даче, в фарфоровых стенках чай.— без рубрики, 18.08.2018 21:28
  • Варя рисует марево.— без рубрики, 18.08.2018 21:28
  • Что там сейчас? Потоп? Неурожай?— без рубрики, 18.08.2018 21:27
  • Я хотел бы помочь, только я не бог.— без рубрики, 18.08.2018 21:27
  • Он всегда выходил из истории с продолжением.— без рубрики, 24.07.2018 12:26
  • В кондитерскую Вольф и Беранже перед дуэлью не идё— без рубрики, 24.07.2018 12:25
  • Когда из ничего мы выстроим залив.— без рубрики, 17.07.2018 12:31
  • Привет из Питера— без рубрики, 10.07.2018 12:25
  • Бунин едет в Пенаты к Репину.— без рубрики, 30.06.2018 17:00
  • Под окнами сбербанк, кабак, травмпункт.— без рубрики, 17.06.2018 10:32
  • Питер 10 июня— без рубрики, 06.06.2018 17:37
  • Из всех иллюзий я люблю одну.— без рубрики, 03.06.2018 21:13
  • Саня сидит на облаке.— без рубрики, 01.06.2018 13:00
  • Все, что нужно знать — спокойствие и смирение.— без рубрики, 24.05.2018 12:57
  • Вот он садится на крыльце Буше.— без рубрики, 24.05.2018 12:56
  • Не каждый город нам введен.— без рубрики, 24.05.2018 12:56
  • Когда ты возвращаешься домой.— без рубрики, 12.05.2018 20:54
  • На речке Волхов сахар колотый.— без рубрики, 07.05.2018 12:09
  • Истина нынче простая.— без рубрики, 02.05.2018 13:53
  • Давай, давай, не мешкай, выходи.— без рубрики, 25.04.2018 09:23
  • Вполне уважаемый господин.— без рубрики, 19.04.2018 21:04
  • Что взять с собой, когда идешь на свет?— без рубрики, 09.04.2018 21:45
  • Так весной измучен, что жив едва.— без рубрики, 05.04.2018 14:12
  • Март обрушил нас в пепел и прах.— без рубрики, 31.03.2018 11:38
  • Был местом — стал экраном памяти.— без рубрики, 20.03.2018 19:36
  • На великом вселенском тренинге обучают известным ш— без рубрики, 16.03.2018 21:02
  • Ты будешь— без рубрики, 12.03.2018 13:38
  • Светлана Лаврентьева в Москве— без рубрики, 06.03.2018 19:57
  • Безразличие ко всему живому — вот имя ужаса.— без рубрики, 05.03.2018 22:48
  • Слепые шли в приют, но не дошли.— без рубрики, 05.03.2018 22:48
  • Март выйдет из леса вечного.— без рубрики, 05.03.2018 22:47
  • Почему-то я знаю он любил меня больше тьмы.— без рубрики, 22.02.2018 23:08
  • И вот она, красивая, как бес.— без рубрики, 22.02.2018 22:58
  • Дорога начинается не с выезда.— без рубрики, 12.02.2018 12:09
  • Мейнстрим опять пестрит местами сил.— без рубрики, 31.01.2018 14:35
  • Здесь такое утро занимается, что невольно хочется— без рубрики, 31.01.2018 14:34
  • Сложи мне сказку о моем отце.— без рубрики, 19.01.2018 00:16
  • 28 книг— без рубрики, 18.01.2018 15:28
  • Журналы и спортивный инвентарь.— без рубрики, 15.01.2018 13:09
  • Целый год— без рубрики, 28.12.2017 01:01
  • Я сижу под столом и любуюсь тобой.— без рубрики, 19.12.2017 23:25
  • 4 отрицательная— без рубрики, 11.12.2017 12:03
  • Разрифмуй ее, пожалуйста, отшепчи.— без рубрики, 11.12.2017 20:10
  • Марья приходит к травнику.— без рубрики, 02.12.2017 12:26

Избранные авторы:

Ссылки на другие ресурсы:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник